Хадис 1567
сахих
عَنْ حَمَّاد قَالَ: أَخَذْتُ مِنْ ثُمَامَةَ بْنِ عَبْدِ اللَّهِ بْنِ أَنَسٍ كِتَاباً زَعَمَ أَنَّ أَبَا بَكْرٍ كَتَبَهُ لأَنَسٍ، وَعَلَيْهِ خَاتَمُ رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ، حِينَ بَعَثَهُ مُصَدِّقاً، وَكَتَبَهُ لَهُ فَإِذَا فِيهِ: هَذِهِ فَرِيضَةُ الصَّدَقَةِ الَّتِي فَرَضَهَا رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ عَلَى الْمُسْلِمِينَ الَّتِي أَمَرَ اللَّهُ بِهَا نَبِيَّهُ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ، فَمَنْ سُئِلَهَا مِنَ الْمُسْلِمِينَ عَلَى وَجْهِهَا فَلْيُعْطِهَا، وَمَنْ سُئِلَ فَوْقَهَا فَلاَ يُعْطِهِ: فِيمَا دُونَ خَمْسٍ وَعِشْرِينَ مِنَ الإِبِلِ . الْغَنَمُ: فِي كُلِّ خَمْسِ ذَوْدٍ شَاةٌ، فَإِذَا بَلَغَتْ خَمْساً وَعِشْرِينَ فَفِيهَا بِنْتُ مَخَاضٍ، إِلَى أَنْ تَبْلُغَ خَمْساً وَثَلاَثِينَ، فَإِنْ لَمْ يَكُنْ فِيهَا بِنْتُ مَخَاضٍ فَابْنُ لَبُونٍ ذَكَرٌ، فَإِذَا بَلَغَتْ سِتًّا وَثَلاَثِينَ فَفِيهَا بِنْتُ لَبُونٍ إِلَى خَمْسٍ وَأَرْبَعِينَ، فَإِذَا بَلَغَتْ سِتًّا وَأَرْبَعِينَ فَفِيهَا حِقَّةٌ طَرُوقَةُ الْفَحْلِ إِلَى سِتِّينَ، فَإِذَا بَلَغَتْ إِحْدَى وَسِتِّينَ فَفِيهَا جَذَعَةٌ إِلَى خَمْسٍ وَسَبْعِينَ، فَإِذَا بَلَغَتْ سِتًّا وَسَبْعِينَ فَفِيهَا ابْنَتَا لَبُونٍ إِلَى تِسْعِينَ، فَإِذَا بَلَغَتْ إِحْدَى وَتِسْعِينَ فَفِيهَا حِقَّتَانِ طَرُوقَتَا الْفَحْلِ إِلَى عِشْرِينَ وَمِائَةٍ، فَإِذَا زَادَتْ عَلَى عِشْرِينَ وَمِائَةٍ، فَفِي كُلِّ أَرْبَعِينَ بِنْتُ لَبُونٍ، وَفِي كُلِّ خَمْسِينَ حِقَّةٌ، فَإِذَا تَبَايَنَ أَسْنَانُ الإِبِلِ فِي فَرَائِضِ الصَّدَقَاتِ، فَمَنْ بَلَغَتْ عِنْدَهُ صَدَقَةُ الْجَذَعَةِ وَلَيْسَتْ عِنْدَهُ جَذَعَةٌ وَعِنْدَهُ حِقَّةٌ فَإِنَّهَا تُقْبَلُ مِنْهُ، وَأَنْ يَجْعَلَ مَعَهَا شَاتَيْنِ، إِنِ اسْتَيْسَرَتَا لَهُ، أَوْ عِشْرِينَ دِرْهَماً، وَمَنْ بَلَغَتْ عِنْدَهُ صَدَقَةُ الْحِقَّةِ وَلَيْسَتْ عِنْدَهُ حِقَّةٌ وَعِنْدَهُ جَذَعَةٌ فَإنَّهَا تُقْبَلُ مِنْهُ وَيُعْطِيهِ الْمُصَدِّقُ عِشْرِينَ دِرْهَماً أَوْ شَاتَيْنِ، وَمَنْ بَلَغَتْ عِنْدَهُ صَدَقَةُ الْحِقَّةِ وَلَيْسَت عِنْدَهُ حِقَّةٌ وَعِنْدَهُ ابْنَةُ لَبُونٍ فَإِنَّهَا تُقْبَلُ مِنْهُ. قَالَ أَبُو دَاوُدَ: مِنْ هَا هُنَا لَمْ أَضْبِطْهُ عَنْ مُوسَى كَمَا أُحِبُّ. وَيَجْعَلُ مَعَهَا شَاتَيْنِ إِنِ اسْتَيْسَرَتَا لَهُ أَوْ عِشْرِينَ دِرْهَماً، وَمَنْ بَلَغَتْ عِنْدَهُ صَدَقَةُ بِنْتِ لَبُونٍ وَلَيْسَ عِنْدَهُ إِلاَّ حِقَّةٌ فَإِنَّهَا تُقْبَلُ مِنْهُ. قَالَ أَبُو دَاوُدَ: إِلَى هَا هُنَا، ثُمَّ أَتْقَنْتُهُ. وَيُعْطِيهِ الْمُصَدِّقُ عِشْرِينَ دِرْهَماً أَوْ شَاتَيْنِ، وَمَنْ بَلَغَتْ عِنْدَهُ صَدَقَةُ ابْنَةِ لَبُونٍ وَلَيْسَ عِنْدَهُ إِلاَّ بِنْتُ مَخَاضٍ فَإِنَّهَا تُقْبَلُ مِنْهُ وَشَاتَيْنِ أَوْ عِشْرِينَ دِرْهَماً، وَمَنْ بَلَغَتْ عِنْدَهُ صَدَقَةُ ابْنَةِ مَخَاضٍ وَلَيْسَ عِنْدَهُ إِلاَّ ابْنُ لَبُونٍ ذَكَرٌ فَإِنَّهُ يُقْبَلُ مِنْهُ، وَلَيْسَ مَعَهُ شَيْءٌ، وَمَنْ لَمْ يَكُنْ عِنْدَهُ إِلاَّ أَرْبَعٌ فَلَيْسَ فِيهَا شَيْءٌ، إِلاَّ أَنْ يَشَاءَ رَبُّهَا. وَفِي سَائِمَةِ الْغَنَمِ، إِذَا كَانَتْ أَرْبَعِينَ فَفِيهَا شَاةٌ إِلَى عِشْرِينَ وَمِائَةٍ، فَإِذَا زَادَتْ عَلَى عِشْرِينَ وَمِائَةٍ فَفِيهَا شَاتَانِ إِلَى أَنْ تَبْلُغَ مِائَتَيْنِ، فَإِذَا زَادَتْ عَلَى مِائَتَيْنِ فَفِيهَا ثَلاَثُ شِيَاهٍ إِلَى أَنْ تَبْلُغَ ثَلاَثَمِائَةٍ، فَإِذَا زَادَتْ عَلَى ثَلاَثِمِائَةٍ فَفِي كُلِّ مِائَةِ شَاةٍ شَاةٌ. وَلاَ يُؤْخَذُ فِي الصَّدَقَةِ هَرِمَةٌ، وَلاَ ذَاتُ عَوَارٍ مِنَ الْغَنَمِ، وَلاَ تَيْسُ الْغَنَمِ، إِلاَّ أَنْ يَشَاءَ الْمُصَّدِّقُ، وَلاَ يُجْمَعُ بَيْنَ مُفْتَرِقٍ، وَلاَ يُفَرَّقُ بَيْنَ مُجْتَمِعٍ خَشْيَةَ الصَّدَقَةِ، وَمَا كَانَ مِنْ خَلِيطَيْنِ فَإِنَّهُمَا يَتَرَاجَعَانِ بَيْنَهُمَا بِالسَّوِيَّةِ، فَإِنْ لَمْ تَبْلُغْ سَائِمَةُ الرَّجُلِ أَرْبَعِينَ فَلَيْسَ فِيهَا شَيْءٌ إِلاَّ أَنْ يَشَاءَ رَبُّهَا. وَفِي الرِّقَةِ رُبْعُ الْعُشْرِ، فَإِنْ لَمْ يَكُنِ الْمَالُ إِلاَّ تِسْعِينَ وَمِائَةً فَلَيْسَ فِيهَا شَيءٌ إِلاَّ أَنْ يَشَاءَ رَبُّهَا.
Хаммад передаёт: «Я взял у Сумамы ибн Абдуллаха ибн Анаса свиток, в котором говорилось, что Абу Бакр, да будет доволен им Аллах, написал его Анасу и на нём была печать Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха. Он тогда направил его для сбора закята. В нём говорилось следующее: “Это предписание относительно закята, который Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, вменил в обязанность мусульманам по велению Аллаха, отданному Им Его Пророку: пусть каждый, у кого потребуют выплатить его в установленных размерах, отдаёт его, а с кого станут требовать больше, пусть не даёт больше положенного*. Со стада менее двадцати пяти верблюдов следует выплачивать закят овцами — одну овцу с каждых пяти верблюдов. Если в стаде от двадцати пяти до тридцати пяти верблюдов, за них следует отдать одну годовалую верблюдицу, если же нет годовалой верблюдицы, следует отдать двухлетнего верблюда. Если количество их составляет от тридцати шести до сорока пяти, за них следует отдать одну двухлетнюю верблюдицу. Если количество их составляет от сорока шести до шестидесяти, за них следует отдать одну зрелую трёхлетнюю верблюдицу. Если количество их составляет от шестидесяти одного до семидесяти пяти, за них следует отдать одну четырёхлетнюю верблюдицу. Если количество их составляет от семидесяти шести до девяноста, за них следует отдать двух двухгодовалых верблюдиц. Если количество их составляет от девяноста одного до ста двадцати, за них следует отдать двух зрелых трёхлетних верблюдиц. Если же количество их превышает сто двадцать, то за каждые сорок верблюдов следует отдать одну двухлетнюю верблюдицу, а за каждые пятьдесят — одну трёхлетнюю. Поскольку возраст верблюдов различается, то, если человек должен отдать в качестве закята четырёхлетнюю, а у него есть только трёхлетняя, то от него следует принять трёхлетнюю, в придачу к которой он должен отдать две овцы, если они у него имеются, или двадцать дирхемов. А если человек должен отдать в качестве закята трёхлетнюю, а у него есть только четырёхлетняя, то от него следует принять четырёхлетнюю, но при этом сборщик закята должен отдать ему две овцы или двадцать дирхемов. Если человек должен отдать в качестве закята трёхлетнюю, а у него есть только двухлетняя, то от него следует принять двухлетнюю, в придачу к которой он должен отдать две овцы, если они у него имеются, или двадцать дирхемов. А если человек должен отдать в качестве закята двухлетнюю, а у него есть только трёхлетняя, то от него следует принять трёхлетнюю, но при этом сборщик закята должен отдать ему две овцы или двадцать дирхемов. Если человек должен отдать в качестве закята двухлетнюю, а у него есть только годовалая, то от него следует принять годовалую, в придачу к которой он должен отдать две овцы, если они у него имеются, или двадцать дирхемов. А если человек должен отдать в качестве закята годовалую, а у него есть только двухлетний верблюд, то от него следует принять его и больше сборщик закята ему ничего не должен. В том случае, когда человек владеет только четырьмя верблюдами, он не обязан отдавать с них закят, если только сам не пожелает этого… Если в пасущемся стаде насчитывается от сорока до ста двадцати овец, с них взимается одна овца**. Если их от ста двадцати одной до двухсот, за них следует отдать двух овец. Если их от двухсот одной до трёхсот, за них следует отдать трёх овец. А если их будет больше трёхсот, то с каждой сотни следует отдать по одной овце. И не следует брать в качестве закята ни старых животных, ни тех, у которых есть какие-нибудь пороки, ни козлов, если только сборщик закята не согласится на это. И люди не должны объединять свои стада и, напротив, разделять их из опасения, что с них придётся выплачивать закят. Если стада двух человек объединены в одно, то закят берётся с одного, а потом второй возмещает ему свою долю по справедливости***. Если в пасущемся стаде овец, принадлежащем человеку, будет не сорок овец, а хотя бы на одну меньше, то закят с них отдавать необязательно, если только сам хозяин не пожелает сделать это. Что же касается серебра, то с него взимается четверть десятой части его стоимости. В том случае, когда серебра не более ста девяноста дирхемов, закят с него выплачивать необязательно, если только этого не пожелает его владелец”».

Словам «Это предписание относительно закята, который Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, вменил в обязанность мусульманам…» учёные дали два толкования. Согласно первому толкованию, имеется в виду, что Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, передал людям повеление Всевышнего выплачивать закят, то есть они узнали о своей новой обязанности через него, и поэтому было сказано: «…который Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, вменил в обязанность мусульманам». Другими словами, Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, рассказал мусульманам о закяте, разъяснил им, что это обязанность, возложенная на них Всевышним, и побудил их выплачивать его. Ибн аль-А‘раби сказал, что слова «вменил в обязанность» означают «положил начало, ввёл в практику».

Нечто похожее сказал Абу аль-‘Аббас Ахмад ибн Яхья.

Согласно второму толкованию, под словами «вменил в обязанность» имеется в виду разъяснение количественных норм, которые необходимо знать для выплаты закята. Всевышний Аллах сказал: «На вас не будет греха, если вы разведётесь с жёнами, не коснувшись их и не установив для них обязательное вознаграждение (махр)» (2:236). В этом аяте употреблён тот же глагол фарада (فرض), означающий ‘вменять в обязанность’. Толкованием к словам: «вменил в обязанность» можно считать Слова Всевышнего «…чтобы ты разъяснил людям то, что им ниспослано» (16:44).

Из хадиса также можно понять, что, если число верблюдов превысило сто двадцать, считают их уже по-другому, поскольку в хадисе сказано: «Если же количество их превышает сто двадцать, то за каждые сорок верблюдов следует отдать одну двухгодовалую верблюдицу, а за каждые пятьдесят — одну трёхгодовалую». А число верблюдов может превышать сто двадцать всего на одного верблюда. С подобных надбавок дополнительный закят не взимается. А если к предельной надбавке добавить ещё одно животное, то объём взимаемого закята изменится. Например, с тридцати пяти верблюдов взимается один закят, а с тридцати шести — уже другой.

Учёные разошлись во мнениях относительно того, как следует поступать, когда число верблюдов превысило сто двадцать. Имам аш-Шафи‘и считал, что, если у человека имеется сто двадцать один верблюд, он должен отдать за них трёх двухлетних верблюдиц. Такого же мнения придерживался Исхак ибн Рахавейхи.

А Ахмад ибн Ханбаль сказал, что с верблюдов, которые имеются у человека сверх ста двадцати, не взимается закят до тех пор, пока численность их не дойдёт до тридцати. Он считал этих верблюдов промежуточным количеством между двумя количествами, с которых взимается закят. Такого же мнения придерживались Абу ‘Убайд и имам Малик. Некоторые сторонники этого мнения обосновывают его следующим образом. В хадисе сказано: «Если же количество их превышает сто двадцать, то за каждые сорок верблюдов следует отдать одну двухгодовалую верблюдицу, а за каждые пятьдесят — одну трёхгодовалую». Из этих слов можно понять, что изменение количества предполагает, что отдавать в качестве закята нужно будет верблюдов обоих возрастов. В действительности же это не обязательно, потому что изменение связано с появлением верблюдов сверх ста двадцати. Когда число верблюдов превышает сто двадцать, с каждых сорока следует отдавать двухлетнюю верблюдицу, а с пятидесяти — трёхлетнюю. Речь идёт о ста двадцати верблюдах, а это три раза по сорок. Что же до верблюдов двух возрастов, то, если даже в предписании упоминаются двухлетние и трёхлетние, то это вовсе не означает, что в каком-то случае нужно отдавать верблюдов разных возрастов. В действительности в зависимости от числа верблюдов за них отдаётся определённое количество либо двухлетних, либо трёхлетних верблюдиц, а не несколько верблюдиц разных возрастов.

Ибрахим ан-Наха‘и сказал: «Если верблюдов больше ста двадцати, то за каждые пять из них нужно брать овцу, за каждые десять — две овцы, а за каждые пятнадцать — три овцы. Когда число верблюдов достигнет ста сорока, за них следует отдавать двух трёхлетних верблюдиц и четырёх овец, ста сорока пяти — двух трёхлетних верблюдиц и одну годовалую. Если верблюдов сто пятьдесят, за них следует отдавать трёх трёхлетних верблюдиц. Если верблюдов ещё больше, то подсчёт ведётся, как указано выше». Это мнение Абу Ханифы. ‘Али, да будет доволен им Аллах, сказал: «Если число верблюдов превысило сто двадцать, нужно начать отсчёт заново». Ибн аль-Мунзир сказал: «Это сообщение от ‘Али недостоверно».

Мухаммад ибн Джарир ат-Табари сказал: «Если верблюдов больше ста двадцати, выплачивающий закят имеет право выбирать. Он может возобновить счёт в соответствии с прежней системой, а может отдать закят согласно новым подсчётам, которые проводятся, когда число верблюдов превышает сто двадцать, поскольку до нас дошли упоминания и о том, и о другом способе».

Это утверждение неверное, потому что мусульманская община разделила эти два мазхаба, и разногласия в этом вопросе хорошо известны учёным. Те, кто считает, что нужно возобновить счёт в соответствии с прежней системой, не считают дозволенным отдавать закят согласно новым подсчётам, которые проводятся, когда число верблюдов превышает сто двадцать. И наоборот: те, кто считает, что нужно отдавать закят согласно новым подсчётам, которые проводятся, когда число верблюдов превышает сто двадцать, не считают дозволенным возобновлять счёт в соответствии с прежней системой. Эти два утверждения противоречат друг другу. Они взаимоисключающие. Хадис Анаса достоверен, и его приводит аль-Бухари. А хадис ‘Асыма ибн Дамры от ‘Али — слабый и не выдерживает сравнения с хадисом Анаса.

Абу Дауд привёл оба хадиса, упомянув о том, что хадис ‘Али в действительности не хадис, а слова самого ‘Али d.

С точки зрения фикха из хадиса следует, что выплачивающий закят имеет право отдать две овцы или двадцать дирхемов по своему усмотрению и он может отдать двадцать дирхемов, даже если у него есть овцы. Верно и обратное: имея деньги, он может отдать овец, если пожелает. Таким образом, деньги можно отдать не только в том случае, если у человека не найдётся двух овец, и овец можно отдавать не только в том случае, если у него нет двадцати дирхемов.

Учёные разошлись во мнениях относительно того, как следует выплачивать закят, если возникла описанная выше ситуация. Ан-Наха‘и, имам аш-Шафи‘и и Исхак ибн Рахавейхи считали, что нужно поступать в соответствии с очевидным смыслом хадиса.

Ас-Саури сказал, что человек должен отдать десять дирхемов или две овцы. Такого же мнения придерживался Абу ‘Убайд. А имам Малик сказал, что выплачивающий закят должен купить животное соответствующего возраста и отдать сборщику закята.

Ханафиты разрешают производить взаимозачёт, если у обеих сторон (сборщика и плательщика) имеются обязательства друг перед другом.

Наиболее правильное из этих мнений — мнение тех, кто считает, что овцы и дирхемы — две отдельные, независимые друг от друга основы и их нельзя заменять их стоимостью. А иначе не было бы смысла брать животное старшего возраста с увеличением числа верблюдов, а также возмещать различия между ними с помощью двух овец или двадцати дирхемов. А Аллах знает обо всём лучше.

Имам аш-Шафи‘и считал, что, если, например, человек должен отдать четырёхлетнюю верблюдицу, а у него есть только двухлетняя, он должен отдать вместе с ней четыре овцы или сорок дирхемов.

Некоторые ахль аль-хадис считают, что нельзя заменять животное одного возраста (упомянутого в хадисе) животным другого возраста при выплате закята. А имам аш-Шафи‘и сказал: «Если человек должен отдать двухлетнюю верблюдицу, а у него есть только трёхлетний верблюд, его нельзя брать вместо неё подобно тому, как разрешается брать двухлетнего верблюда вместо годовалой верблюдицы». Последнее имам аш-Шафи‘и считал разрешённым потому, что об этом упоминается в хадисе, и рассматривал это разрешение как особый случай. В остальных же случаях, утверждал он, должно отдаваться животное другого возраста, а разница в возрасте должна возмещаться с помощью овец или дирхемов.

Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, недаром предписал возмещать разницу между верблюдами двух возрастов с помощью двух овец или двадцати дирхемов, а не поручил самим сборщикам закята определять денежное выражение этой разницы. Он сделал это во избежание разногласий, тем более что сборщик закята обычно собирает закят не в присутствии правителя и не в присутствии оценщика, а животные различаются между собой и могут возникнуть разногласия при определении возмещения. С этой точки зрения, строго определённое, фиксированное возмещение намного лучше и удобнее оценки каждого животного.

Слова Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, «…в придачу к которой он должен отдать две овцы, если они у него имеются, или двадцать дирхемов» указывают на то, что владельцу скота предоставлен выбор: он может отдать две овцы, а может отдать двадцать дирхемов.

Слова Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, «А если их будет больше трёхсот, то с каждой сотни следует отдать по одной овце» означают «если овец станет четыреста и более», поскольку далее счёт идёт по сотням, из чего можно заключить, что имеется в виду тот случай, когда прибавляется следующая сотня, а вовсе не любое количество, меньшее ста. Таково мнение большинства учёных, Ас-Саури, ахль ар-райй, а также Малика и аш-Шафи‘и.

А аль-Хасан ибн Салих ибн Хайй сказал, что, если овец больше трёхсот хотя бы на одну овцу, за них следует отдать четыре овцы.

Слова Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, «И не следует брать в качестве закята ни старых животных, ни тех, у которых есть какие-нибудь пороки, ни козлов, если только сборщик закята не согласится на это» указывают на то, что право бедных связано со средним имуществом, то есть не лучшим и не худшим. Сборщик закята не должен отбирать у владельца имущества лучшее и самое ценное из того, что он имеет, потому что тем самым он поступит с ним несправедливо. И он не должен брать наихудшее и наименее ценное имущество, потому что тем самым он ущемит права бедных, среди которых будет распределяться закят.

Слова Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, «…если только сборщик закята не согласится на это» указывают на то, что сборщик закята имеет право принимать самостоятельные решения в подобных случаях, потому что он фактически является уполномоченным представителем бедных и неимущих, ведь он получает плату из их средств (закята). Поэтому он не должен брать животное с пороком, если у его владельца есть и здоровые животные, и животные с пороком. Если же у него все животные с пороком, сборщик закята должен выбрать среднее (или средних). Такого мнения придерживался имам аш-Шафи‘и. Он сказал: «Если у человека есть пять верблюдов, он должен отдать за них одну овцу. Если все овцы с пороком и их владелец попросил сборщика закята взять одну из них, сборщик закята должен согласиться, даже если стоимость этой овцы будет меньше обычной стоимости овец». Имам Малик сказал: «В этом случае сборщик закята не должен брать больную овцу. Вместо этого он должен обязать владельца имущества достать здоровую и отдать ему». Что же касается козла (то есть вожака стада), то некоторые люди считают, что его не дозволено брать из-за его ценности. В действительности же всё наоборот. Его не берут из-за того, что у него плохое мясо и от него меньше пользы, чем от самок.

Абу ‘Убайд, передавая этот хадис, говорил: «…если только дающий закят не пожелает», однако остальные передавали его так: «…если только сборщик закята не согласится на это».

Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «И люди не должны объединять свои стада и, напротив, разделять их из опасения, что с них придётся выплачивать закят». Речь идёт о том случае, когда люди смешивают свои стада. Из хадиса можно понять, что смешивать стада разрешено.

Учёные разошлись во мнениях относительно толкования этих слов. Имам Малик сказал: «Речь идёт о том случае, когда у каждого человека есть сорок овец, а когда к ним приходит сборщик закята, они собирают их в одно стадо, чтобы отдать за них только одну овцу».

Если говорить о разделении, то речь идёт о том случае, когда смешанным стадом владеют два человека, причём каждому принадлежит сто одна овца и, соответственно, они должны отдать три овцы. Когда приходит сборщик закята, они разделяют стадо, и получается, что каждый из них должен отдать всего одну овцу. Имам аш-Шафи‘и сказал: «Это веление адресовано и владельцу имущества, и сборщику закята, поскольку опасения относительно размеров закята могут возникнуть у обоих: владелец имущества боится, что закят будет слишком большим, а сборщик закята боится, что он, напротив, будет слишком маленьким. Поэтому каждому из них велено не делать с имуществом ничего, то есть не делить его и не объединять из-за своих опасений, связанных с закятом».

Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Что же касается серебра, то с него взимается четверть десятой части его стоимости. В том случае, когда серебра не более ста девяноста дирхемов, закят с него выплачивать необязательно, если только этого не пожелает его владелец». Из этих слов вовсе не следует, что если у человека есть сто девяносто девять или немногим меньше (больше ста девяноста, но меньше двухсот) дирхемов, то он обязан выплачивать с них закят. В данном случае упоминаются сотни и десятки, но подразумевается, что в это число включаются и все единицы последнего десятка, вплоть до двухсот дирхемов. Это подтверждают слова Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха: «Не следует выплачивать закят менее чем с пяти окий серебра».

Из хадиса можно понять, что, если вес серебра со всеми примесями достиг пяти окий, с него всё равно не берётся закят. Необходимо, чтобы чистого серебра было пять окий.

Слова Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, «…если только этого не пожелает тот, кому оно принадлежит» указывают на то, что, если владелец имущества согласился по доброй воле отдать в качестве закята верблюда, который старше, беременную самку вместо обычной, а также овцу, откормленную дома, вместо откармливаемой на пастбище, сборщик закята должен принять это от него. А Дауд и захириты считали такую замену недействительной и не снимающей с верующего обязанность выплачивать закят. Однако хадис свидетельствует против них, потому что, если человек, имеющий сто девяносто дирхемов, отдаст за них в качестве закята пять дирхемов, несмотря на то что он вообще не обязан платить закят с этого серебра, которое меньше нисаба, и от него это принимается, то тем более следует принять закят в размере больше положенного или в виде того, что лучше по качеству, если имущество человека достигло нисаба.

Что же касается арабских названий верблюдиц разного возраста, то они толкуются следующим образом. Ибнат махад (مخاض ابنة) — это годовалая верблюдица, вступившая во второй год жизни. Её мать носит уже другой плод, поэтому она и названа ибнат махад, что буквально переводится как ‘дочь беременной’. Словом махад (مخاض) арабы обозначают беременных верблюдиц.

Ибнат лябун (لبون ابنة) — это двухлетняя верблюдица, вступившая в третий год жизни. Её мать уже родила и выкармливает молоком нового верблюжонка, поэтому она и названа ибнат лябун, что буквально переводится как ‘дочь кормящей’.

Хикка (حقة) — это трёхлетняя верблюдица, вступившая в четвёртый год жизни и «заслужившая» (истахаккат — استحقت) покрытия самцом и вынашивания верблюжат.

Джазаа (جذعة) — это четырёхлетняя верблюдица, вступившая в пятый год жизни.

Что же касается зрелой верблюдицы (тарукат аль-фахль — الفحل طروقة), то это верблюдица, которую покрывал самец (фахль — فحل).

Хадисы 1568-1569
сахих
عَنْ سَالِمٍ، عَنْ أَبِيهِ قَالَ: كَتَبَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ كِتَابَ الصَّدَقَةِ فَلَمْ يُخْرِجْهُ إِلَى عُمَّالِهِ حَتَّى قُبِضَ، فَقَرَنَهُ بِسَيْفِهِ، فَعَمِلَ بِهِ أَبُو بَكْرٍ حَتَّى قُبِضَ، ثُمَّ عَمِلَ بِهِ عُمَرُ حَتَّى قُبِضَ، فَكَانَ فِيهِ: فِي خَمْسٍ مِنَ الإِبِلِ شَاةٌ، وَفِي عَشْرٍ شَاتَانِ، وَفِي خَمْسَ عَشَرَةَ ثَلاَثُ شِيَاهٍ، وَفِي عِشْرِينَ أَرْبَعُ شِيَاهٍ، وَفِي خَمْسٍ وَعِشْرِينَ ابْنَةُ مَخَاضٍ إِلَى خَمْسٍ وَثَلاَثِينَ، فَإِنْ زَادَتْ وَاحِدَةً فَفِيهَا ابْنَةُ لَبُونٍ إِلَى خَمْسٍ وَأَرْبَعِينَ، فَإِذَا زَادَتْ وَاحِدَةً فَفِيهَا حِقَّةٌ إِلَى سِتِّينَ، فَإِذَا زَادَتْ وَاحِدَةً فَفِيهَا جَذَعَةٌ إِلَى خَمْسٍ وَسَبْعِينَ، فَإِذَا زَادَتْ وَاحِدَةً فَفِيهَا ابْنَتَا لَبُونٍ إِلَى تِسْعِينَ، فَإِذَا زَادَتْ وَاحِدَةً فَفِيهَا حِقَّتَانِ إِلَى عِشْرِينَ وَمِائَةٍ، فَإِنْ كَانَتِ الإِبِلُ أَكْثَرَ مِنْ ذَلِكَ فَفِي كُلِّ خَمْسِينَ حِقَّةٌ، وَفِي كُلِّ أَرْبَعِينَ ابْنَةُ لَبُونٍ. وَفِي الْغَنَمِ فِي كُلِّ أَرْبَعِينَ شَاةً شَاةٌ إِلَى عِشْرِينَ وَمِائَةٍ، فَإِنْ زَادَتْ وَاحِدَةً فَشَاتَانِ إِلَى مِائَتَيْنِ، فَإِنْ زَادَتْ وَاحِدَةً عَلَى الْمِائَتَيْنِ فَفِيهَا ثَلاَثُ شِيَاهٍ إِلَى ثَلاَثِمِائَةٍ، فَإِنْ كَانَتِ الْغَنَمُ أَكْثَرَ مِنْ ذَلِكَ فَفِي كُلِّ مِائَةِ شَاةٍ شَاةٌ، وَلَيْسَ فِيهَا شَيْءٌ حَتَّى تَبْلُغَ الْمِائَةَ. وَلاَ يُفَرَّقُ بَيْنَ مُجْتَمِعٍ، وَلاَ يُجْمَعُ بَيْنَ مُتَفَرِّقٍ مَخَافَةَ الصَّدَقَةِ، وَمَا كَانَ مِنْ خَلِيطَيْنِ فَإِنَّهُمَا يَتَرَاجَعَانِ بَيْنَهُمَا بِالسَّوِيَّةِ، وَلاَ يُؤْخَذُ فِي الصَّدَقَةِ هَرِمَةٌ، وَلاَ ذَاتُ عَيْبٍ.
عَنْ سُفْيَان بْن حُسَيْنٍ، بِإِسْنَادِهِ وَمَعْنَاهُ، قَالَ: فَإِنْ لَمْ تَكُنِ ابْنَةُ مَخَاضٍ، فَابْنُ لَبُونٍ. وَلَمْ يَذْكُرْ كَلاَمَ الزُّهْرِيِّ.
Салим передаёт от своего отца [‘Абдуллаха ибн ‘Умара, да будет доволен Аллах им и его отцом], что Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, записал* размеры закята, но не отдал её своим сборщикам закята до самой своей кончины. Она лежала вместе с его мечом. Согласно этой грамоте поступал Абу Бакр до самой своей кончины и ‘Умар до самой своей кончины. А написано в ней было следующее: «Должна взиматься одна овца с каждых пяти верблюдов, а с каждых десяти — две овцы, с пятнадцати — три овцы и с двадцати — четыре овцы. Если в стаде от двадцати пяти до тридцати пяти верблюдов, за них следует отдать одну годовалую верблюдицу. Если количество их составляет от тридцати шести до сорока пяти, за них следует отдать одну двухлетнюю верблюдицу. Если количество их составляет от сорока шести до шестидесяти, за них следует отдать одну зрелую трёхлетнюю верблюдицу. Если количество их составляет от шестидесяти одного до семидесяти пяти, за них следует отдать одну четырёхлетнюю верблюдицу. Если количество их составляет от семидесяти шести до девяноста, за них следует отдать двух двухлетних верблюдиц. Если количество их составляет от девяноста одного до ста двадцати, за них следует отдать двух зрелых трёхлетних верблюдиц. Если же количество их превышает сто двадцать, то за каждые пятьдесят верблюдов следует отдать одну трёхлетнюю верблюдицу, а за каждые сорок — одну двухлетнюю. А относительно овец: если их от сорока до ста двадцати, с них взимается одна овца. Если их от ста двадцати одной до двухсот, за них следует отдать двух овец. Если их от двухсот одной до трёхсот, за них следует отдать трёх овец. А если их будет больше трёхсот, то с каждой сотни следует отдать по одной овце, а если не хватает до очередной сотни, то с этой сотни ничего не взимается. И люди не должны разделять свои стада и, напротив, объединять их из опасения, что с них придётся выплачивать закят**. Если стада двух человек объединены в одно, закят берётся с одного, а потом второй возмещает ему свою долю по справедливости. И не следует брать в качестве закята ни старых животных, ни тех, у которых есть какие-нибудь пороки».
В похожей версии Суфьян ибн Хусейн сказал: «А если нет годовалой верблюдицы, тогда двухлетний верблюд». И он не упоминал слова аз-Зухри.
Хадисы 1570-1571
сахих - сахих макту‘
عَنِ ابْنِ شِهَابٍ قَالَ: هَذِهِ نُسْخَةُ كِتَابِ رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ الَّذِي كَتَبَهُ فِي الصَّدَقَةِ، وَهِيَ عِنْدَ آلِ عُمَرَ بْنِ الْخَطَّابِ، قَالَ ابْنُ شِهَابٍ: أَقْرَأَنِيهَا سَالِمُ بْنُ عَبْدِ اللَّهِ بْنِ عُمَرَ فَوَعَيْتُهَا عَلَى وَجْهِهَا، وَهِيَ الَّتِي انْتَسَخَ عُمَرُ بْنُ عَبْدِ الْعَزِيزِ مِنْ عَبْدِ اللَّهِ بْنِ عَبْدِ اللَّهِ بْنِ عُمَرَ وَسَالِمِ بْنِ عَبْدِ اللَّهِ بْنِ عُمَرَ، فَذَكَرَ الْحَدِيثَ، قَالَ: فَإِذَا كَانَتْ إِحْدَى وَعِشْرِينَ وَمِائَةً فَفِيهَا ثَلاَثُ بَنَاتِ لَبُونٍ حَتَّى تَبْلُغَ تِسْعاً وَعِشْرِينَ وَمِائَةً، فَإِذَا كَانَتْ ثَلاَثِينَ وَمِائَةً فَفِيهَا بِنْتَا لَبُونٍ وَحِقَّةٌ حَتَّى تَبْلُغَ تِسْعاً وَثَلاَثِينَ وَمِائَةً، فَإِذَا كَانَتْ أَرْبَعِينَ وَمِائَةً فَفِيهَا حِقَّتَانِ وَبِنْتُ لَبُونٍ حَتَّى تَبْلُغَ تِسْعاً وَأَرْبَعِينَ وَمِائَةً، فَإِذَا كَانَتْ خَمْسِينَ وَمِائَةً فَفِيهَا ثَلاَثُ حِقَاقٍ حَتَّى تَبْلُغَ تِسْعاً وَخَمْسِينَ وَمِائَةً، فَإِذَا كَانَتْ سِتِّينَ وَمِائَةً فَفِيهَا أَرْبَعُ بَنَاتِ لَبُونٍ حَتَّى تَبْلُغَ تِسْعاً وَسِتِّينَ وَمِائَةً، فَإِذَا كَانَتْ سَبْعِينَ وَمِائَةً فَفِيهَا ثَلاَثُ بَنَاتِ لَبُونٍ وَحِقَّةٌ حَتَّى تَبْلُغَ تِسْعاً وَسَبْعِينَ وَمِائَةً، فَإِذَا كَانَتْ ثَمَانِينَ وَمِائَةً فَفِيهَا حِقَّتَانِ وَابْنَتَا لَبُونٍ حَتَّى تَبْلُغَ تِسْعاً وَثَمَانِينَ وَمِائَةً، فَإِذَا كَانَتْ تِسْعِينَ وَمِائَةً فَفِيهَا ثَلاَثُ حِقَاقٍ وَبِنْتُ لَبُونٍ حَتَّى تَبْلُغَ تِسْعاً وَتِسْعِينَ وَمِائَةً، فَإِذَا كَانَتْ مِائَتَيْنِ فَفِيهَا أَرْبَعُ حِقَاقٍ أَوْ خَمْسُ بَنَاتِ لَبُونٍ، أَيُّ السِّنَّيْنِ وُجِدَتْ أُخِذَتْ، وَفِي سَائِمَةِ الْغَنَمِ. فَذَكَرَ نَحْوَ حَدِيثِ سُفْيَانَ بْنِ حُسَيْنٍ، وَفِيهِ: وَلاَ يُؤْخَذُ فِي الصَّدَقَةِ هَرِمَةٌ، وَلاَ ذَاتُ عَوَارٍ مِنَ الْغَنَمِ، وَلاَ تَيْسُ الْغَنَمِ إِلاَّ أَنْ يَشَاءَ الْمُصَّدِّقُ.
عَنْ مَالِك قَالَ: وَقَوْلُ عُمَرَ بْنِ الْخَطَّابِ رَضِيَ اللَّهُ عَنْهُ: لاَ يُجْمَعُ بَيْنَ مُتَفَرِّقٍ وَلاَ يُفَرَّقُ بَيْنَ مُجْتَمِعٍ: هُوَ أَنْ يَكُونَ لِكُلِّ رَجُلٍ أَرْبَعُونَ شَاةً، فَإِذَا أَظَلَّهُمُ الْمُصَدِّقُ جَمَعُوهَا لِئَلاَّ يَكُونَ فِيهَا إِلاَّ شَاةٌ. وَلاَ يُفَرَّقُ بَيْنَ مُجْتَمِعٍ: أَنَّ الْخَلِيطَيْنِ إِذَا كَانَ لِكُلِّ وَاحِدٍ مِنْهُمَا مِائَةُ شَاةٍ وَشَاةٌ فَيْكُونُ عَلَيْهِمَا فِيهَا ثَلاَثُ شِيَاهٍ، فَإِذَا أَظَلَّهُمَا الْمُصَدِّقُ فَرَّقَا غَنَمَهُمَا، فَلَمْ يَكُنْ عَلَى كُلِّ وَاحِدٍ مِنْهُمَا إِلاَّ شَاةٌ. فَهَذَا الَّذِي سَمِعْتُ فِي ذَلِكَ.
Ибн Шихаб передаёт: «Это список послания, которое [велел] написать Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, относительно закята и который хранился у семейства Умара ибн аль-Хаттаба». Ибн Шихаб сказал: «Салим, сын ‘Абдуллаха ибн ‘Умара, да будет доволен Аллах им и его отцом, дал мне прочитать его и я усвоил его, как оно есть, и это с него сделал копию ‘Умар ибн ‘Абду-ль-‘Азиз от ‘Абдуллаха ибн ‘Абдуллаха ибн ‘Умара и Салима ибн ‘Абдуллаха ибн ‘Умара, и в нём говорилось: «Если верблюдов от ста двадцати одного до ста двадцати девяти, за них следует отдать трёх двухлетних верблюдиц. Если количество их составляет от ста тридцати до ста тридцати девяти, то за них отдают двух двухлетних верблюдиц и одну трёхлетнюю. Если количество их составляет от ста сорока до ста сорока девяти, то за них следует отдать двух трёхлетних верблюдиц и одну двухлетнюю. Если количество их составляет от ста пятидесяти до ста пятидесяти девяти, то за них следует отдать трёх трёхлетних верблюдиц. Если количество их составляет от ста шестидесяти до ста шестидесяти девяти, то за них следует отдать четырёх двухлетних верблюдиц. Если количество их составляет от ста семидесяти до ста семидесяти девяти, за них следует отдать трёх двухлетних верблюдиц и одну трёхлетнюю. Если количество их составляет от ста восьмидесяти до ста восьмидесяти девяти, за них следует отдать двух трёхлетних и двух двухлетних верблюдиц. Если количество их составляет от ста девяноста до ста девяноста девяти, то за них следует отдать трёх трёхлетних верблюдиц и одну двухлетнюю. Если количество их составляет двести, то за них следует отдать четырёх трёхлетних верблюдиц или пять двухлетних в зависимости от того, какие есть у владельца верблюдов. Что же касается закята с овец…» И он упомянул нечто подобное предыдущему хадису. Он также передаёт: «И не следует брать в качестве закята ни старых животных, ни одноглазых. [И не следует] брать самцов [овец или коз], если только владелец не согласится на это*». [Бухари, № 1455; Тирмизи, № 621]
Малик [ибн Анас] сказал о словах ‘Умара ибн аль-Хаттаба, да будет доволен им Аллах, из которых следует, что нельзя объединять раздельное имущество и разделять объединённое: «Это когда у каждого человека есть по сорок овец и перед приходом сборщика закята они объединяют свои стада, чтобы отдать в качестве закята только одну овцу. Что же касается разделения, то это когда у двух человек есть объединённое стадо из двухсот овец, причём каждому из них принадлежит по сто овец. С этого стада они должны отдать трёх овец. Но перед приходом сборщика закята они разделяют свои стада, и получается, что каждый из них должен отдать по одной овце. Вот что я слышал об этом». [Бухари, № 1450]
Хадис 1572-1573
сахих
عَنْ عَلِيٍّ، قَالَ زُهَيْرٌ: أَحْسَبُهُ عَنِ النَّبِيِّ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ أَنَّهُ قَالَ: هَاتُوا رُبْعَ الْعُشُورِ، مِنْ كُلِّ أَرْبَعِينَ دِرْهَماً دِرْهَمٌ، وَلَيْسَ عَلَيْكُمْ شَيْءٌ حَتَّى تَتِمَّ مِائَتَيْ دِرْهَمٍ، فَإِذَا كَانَتْ مِائَتَيْ دِرْهَمٍ فَفِيهَا خَمْسَةُ دَرَاهِمَ، فَمَا زَادَ فَعَلَى حِسَابِ ذَلِكَ. وَفِي الْغَنَمِ فِي كُلِّ أَرْبَعِينَ شَاةً شَاةٌ، فَإِنْ لَمْ يَكُنْ إِلاَّ تِسْعاً وَثَلاَثِينَ فَلَيْسَ عَلَيْكَ فِيهَا شَيْءٌ. وَسَاقَ صَدَقَةَ الْغَنَمِ مِثْلَ الزُّهْرِيِّ. قَالَ: وَفِي الْبَقَرِ فِي كُلِّ ثَلاَثِينَ تَبِيعٌ، وَفِي الأَرْبَعِينَ مُسِنَّةٌ، وَلَيْسَ عَلَى الْعَوَامِلِ شَيْءٌ وَفِي الإِبِلِ. فَذَكَرَ صَدَقَتَهَا كَمَا ذَكَرَ الزُّهْرِيُّ. قَالَ: وَفِي خَمْسٍ وَعِشْرِينَ خَمْسَةٌ مِنَ الْغَنَمِ، فَإِذَا زَادَتْ وَاحِدَةً فَفِيهَا ابْنَةُ مَخَاضٍ، فَإِنْ لَمْ تَكُنْ بِنْتُ مَخَاضٍ فَابْنُ لَبُونٍ ذَكَرٌ إِلَى خَمْسٍ وَثَلاَثِينَ، فَإِذَا زَادَتْ وَاحِدَةً فَفِيهَا بِنْتُ لَبُونٍ إِلَى خَمْسٍ وَأَرْبَعِينَ، فَإِذَا زَادَتْ وَاحِدَةً فَفِيهَا حِقَّةٌ طَرُوقَةُ الْجَمَلِ إِلَى سِتِّينَ. ثُمَّ سَاقَ مِثْلَ حَدِيثِ الزُّهْرِيِّ. قَالَ: فَإِذَا زَادَتْ وَاحِدَةً، يَعْنِي وَاحِدَةً وَتِسْعِينَ، فَفِيهَا حِقَّتَانِ طَرُوقَتَا الْجَمَلِ إِلَى عِشْرِينَ وَمِائَةٍ، فَإِنْ كَانَتِ الإِبِلُ أَكْثَرَ مِنْ ذَلِكَ فَفِي كُلِّ خَمْسِينَ حِقَّةٌ. وَلاَ يُفَرَّقُ بَيْنَ مُجْتَمِعٍ، وَلاَ يُجْمَعُ بَيْنَ مُفْتَرِقٍ خَشْيَةَ الصَّدَقَةِ، وَلاَ تُؤْخَذُ فِي الصَّدَقَةِ هَرِمَةٌ، وَلاَ ذَاتُ عَوَارٍ، وَلاَ تَيْسٌ إِلاَّ أَنْ يَشَاءَ الْمُصَّدِّقُ. وَفِي النَّبَاتِ: مَا سَقَتْهُ الأَنْهَارُ أَوْ سَقَتِ السَّمَاءُ الْعُشْرُ، وَمَا سَقَى الْغَرْبُ فَفِيهِ نِصْفُ الْعُشْرِ. وَفِي حَدِيثِ عَاصِمٍ وَالْحَارِثِ: الصَّدَقَةُ فِي كُلِّ عَامٍ. قَالَ زُهَيْرٌ: أَحْسَبُهُ قَالَ: مَرَّةً. وَفِي حَدِيثِ عَاصِمٍ: إِذَا لَمْ يَكُنْ فِي الإِبِلِ ابْنَةُ مَخَاضٍ وَلاَ ابْنُ لَبُونٍ فَعَشَرَةُ دَرَاهِمَ أَوْ شَاتَانِ.
عَنْ عَلِيٍّ، عَنِ النَّبِيِّ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ بِبَعْضِ أَوَّلِ هَذَا الْحَدِيثِ، قَالَ: فَإِذَا كَانَتْ لَكَ مِائَتَا دِرْهَمٍ وَحَالَ عَلَيْهَا الْحَوْلُ فَفِيهَا خَمْسَةُ دَرَاهِمَ، وَلَيْسَ عَلَيْكَ شَيْءٌ، يَعْنِي فِي الذَّهَبِ، حَتَّى تكُونَ لَكَ عِشْرُونَ دِينَاراً، فَإِذَا كَانَت لَكَ عِشْرُونَ دِينَاراً وَحَالَ عَلَيْهَا الْحَوْلُ فَفِيهَا نِصْفُ دِينَارٍ، فَمَا زَادَ فَبِحِسَابِ ذَلِكَ. قَالَ: فَلاَ أَدْرِي أَعَلِيٌّ يَقُولُ: فَبِحِسَابِ ذَلِكَ. أَوْ رَفَعَهُ إِلَى النَّبِيِّ صَلَّى اللهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ: وَلَيْسَ فِي مَالٍ زَكَاةٌ حَتَّى يَحُولَ عَلَيْهِ الْحَوْلُ .
‘Али [ибн Абу Талиб], да будет доволен им Аллах, передаёт от Пророка, мир ему и благословение Аллаха,  что он сказал: «Выплачивайте закят в размере четверти десятой части, с каждых сорока дирхемов — дирхем. И вы не обязаны ничего выплачивать, пока дирхемов не будет двести. Если их стало двести, то вы должны отдать пять дирхемов. Если же дирхемов больше, далее следует считать, исходя из этого*. Что же касается овец, то с каждый сорока берётся одна овца, а если их тридцать девять, то ничего отдавать не нужно». И далее в этой версии описывается закят, выплачиваемый с овец, так же, как в хадисе аз-Зухри. И он сказал: «А за коров с каждых тридцати — телёнка в возрасте до года, а с каждых сорока — корову в возрасте до двух лет. За рабочих коров ничего платить не нужно. А с верблюдов…» И он описал закят, взимаемый с них, так же, как аз-Зухри, и сказал: «Если их двадцать пять, тогда следует отдать пять овец, а если их больше, то отдаётся годовалая верблюдица, а если её нет, тогда двухлетний верблюд, самец. Если же их больше тридцати пяти, то отдаётся двухлетняя верблюдица. Если их больше сорока пяти, то отдаётся пригодная для покрытия самцом, трёхлетняя верблюдица, и так до шестидесяти…» Далее он привёл такую же часть хадиса, как и у аз-Зухри, а потом сказал: «А если их больше девяноста, то следует отдать две пригодные для покрытия самцом трёхлетние верблюдицы. А если верблюдов больше ста двадцати, то с каждых пятидесяти отдают трёхлетнюю верблюдицу. И люди не должны разделять свои стада и, напротив, объединять их из опасения, что с них придётся выплачивать закят. И не следует брать в качестве закята ни старых животных, ни тех, у которых есть какие-нибудь пороки, ни самцов, — если только выплачивающий закят не пожелает [отдать самца]. С растений, которые орошаются реками [или: небесами], взимается десятая часть, а с тех, которые орошаются вёдрами, — двадцатая часть»**. В хадисе ‘Асыма и аль-Хариса говорится: «Закят выплачивается каждый год». Зухайр сказал: «И я думаю, он сказал: “Раз [в год]”». А в хадисе ‘Асыма говорится: «Если нет ни годовалой верблюдицы, ни двухлетнего верблюда, то следует отдать десять дирхемов или две овцы».
‘Али [ибн Абу Талиб], да будет доволен им Аллах, привёл начало этого хадиса от Пророка, мир ему и благословение Аллаха,  сказав: «Если у тебя есть двести серебряных дирхемов, которыми ты владел в течение целого года, то ты должен выплатить с них пять дирхемов. И ты не обязан выплачивать закят, если у тебя меньше двадцати динаров золота***. А если у тебя есть двадцать динаров, которыми ты владел в течение целого года, то ты должен выплатить с них полдинара. Если денег будет больше, то закят следует считать из такого же расчёта. Однако закят не выплачивается с имущества, которым человек не владел в течение целого года****»*****.

Слова «с каждых сорока дирхемов — дирхем» являются пояснением. Мы уже упоминали об этом при разъяснении хадиса Абу Са‘ида аль-Худри: «Не следует выплачивать закят менее чем с пяти окий серебра». Пояснение общего не противоречит общему.

Если говорить о коровах, то телёнок называется таби‘ (تبيع) до года, с года до двух — джаз‘ (جذع), с двух до трёх — санийй (ثني), с трёх до четырёх — раба‘ (رباع).

Хадис 1574
сахих
عَنْ عَلِيٍّ قَالَ: قَالَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ: قَدْ عَفَوْتُ عَنِ الْخَيْلِ وَالرَّقِيقِ، فَهَاتُوا صَدَقَةَ الرِّقَةِ، مِنْ كُلِّ أَرْبَعِينَ دِرْهَماً دِرْهَمٌ، وَلَيْسَ فِي تِسْعِينَ وَمِائَةٍ شَيْءٌ، فَإِذَا بَلَغَتْ مِائَتَيْنِ فَفِيهَا خَمْسَةُ دَرَاهِمَ.
‘Али [ибн Абу Талиб], да будет доволен им Аллах, передаёт, что Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Я освобождаю вас от выплаты закята с лошадей и рабов*, а с серебра взимается закят — один дирхем с каждых сорока дирхемов. Со ста девяноста дирхемов ничего отдавать не нужно, а с двухсот дирхемов** взимается пять дирхемов»***.
Хадис 1575
хасан
عَنْ بَهْزِ بْنِ حَكِيمٍ، عَنْ أَبِيهِ، عَنْ جَدِّهِ، أَنَّ رَسُولَ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ قَالَ: فِي كُلِّ سَائِمَةِ إِبِلٍ: فِي أَرْبَعِينَ بِنْتُ لَبُونٍ، لاَ يُفَرَّقُ إِبِلٌ عَنْ حِسَابِهَا، مَنْ أَعْطَاهَا مُؤْتَجِراً، قَالَ ابْنُ الْعَلاَءِ: مُؤْتَجِراً بِهَا، فَلَهُ أَجْرُهَا، وَمَنْ مَنَعَهَا فَإِنَّا آخِذُوهَا وَشَطْرَ مَالِهِ، عَزْمَةً مِنْ عَزَمَاتِ رَبِّنَا عَزَّ وَجَلَّ، لَيْسَ لآلِ مُحَمَّدٍ مِنْهَا شَيْءٌ.
Бахз ибн Хаким передаёт от своего отца рассказ своего деда [Муавии ибн Хайды, да будет доволен им Аллах,] о том, что Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «С пасущихся верблюдов взимается закят: с сорока — двухлетняя верблюдица. Верблюдов не следует разделять*. Кто даёт их, стремясь к награде, тот получит награду за них. А кто станет удерживать, у того мы возьмём их и ещё половину состояния**. Это право нашего Господа, и семейство Мухаммада не станет брать ничего из этих денег».
Хадисы 1576-1578
عَنْ مُعَاذٍ، أَنَّ النَّبِيَّ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ لَمَّا وَجَّهَهُ إِلَى الْيَمَنِ أَمَرَهُ أَنْ يَأْخُذَ مِنَ الْبَقَرِ مِنْ كُلِّ ثَلاَثِينَ تَبِيعاً أَوْ تَبِيعَةً، وَمِنْ كُلِّ أَرْبَعِينَ مُسِنَّةً، وَمِنْ كُلِّ حَالِمٍ، يَعْنِي مُحْتَلِماً، دِينَاراً أَوْ عِدْلَهُ مِنَ الْمَعَافِرِ ثِيَابٌ تَكُونُ بِالْيَمَنِ.
عَنْ مُعَاذٍ، عَنِ النَّبِيِّ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ، مِثْلَهُ.
عَنْ مُعَاذِ بْنِ جَبَلٍ قَالَ: بَعَثَهُ النَّبِيُّ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ إِلَى الْيَمَنِ، فَذَكَرَ مِثْلَهُ، لَمْ يَذْكُرْ ثِيَاباً تَكُونُ بِالْيَمَنِ، وَلاَ ذَكَرَ: يَعْنِي مُحْتَلِم.
Му‘аз [ибн Джабаль], да будет доволен им Аллах, передаёт, что Пророк, мир ему и благословение Аллаха,  отправляя его в Йемен, велел брать с каждых тридцати коров годовалого телёнка или тёлку, а с каждых сорока — одну двухлетнюю корову, а также взимать с каждого совершеннолетнего немусульманина один динар или произведённую в Йемене одежду на ту же сумму.
Такой же хадис передаётся от Му‘аза [ибн Джабаля] от Пророка, мир ему и благословение Аллаха.
Му‘аз ибн Джабаль, да будет доволен им Аллах, сказал, что Пророк, мир ему и благословение Аллаха, послал его в Йемен. И он привёл такой же хадис, только без упоминания о йеменской одежде и о совершеннолетнем.
Хадисы 1579-1580
хасан
عَنْ سُوَيْدِ بْنِ غَفَلَةَ قَالَ: سِرْتُ، أَوْ قَالَ: أَخْبَرَنِي مَنْ سَارَ مَعَ مُصَدِّقِ النَّبِيِّ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ، فَإِذَا فِي عَهْدِ رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ: أَنْ لاَ تَأْخُذْ مِنْ رَاضِعِ لَبَنٍ، وَلاَ تَجْمَعْ بَيْنَ مُفْتَرِقٍ، وَلاَ تُفَرِّقْ بَيْنَ مُجْتَمِعٍ. وَكَانَ إِنَّمَا يَأْتِي الْمِيَاهَ حِينَ تَرِدُ الْغَنَمُ، فَيَقُولُ: أَدُّوا صَدَقَاتِ أَمْوَالِكُمْ، قَالَ: فَعَمَدَ رَجُلٌ مِنْهُمْ إِلَى نَاقَةٍ كَوْمَاءَ، قَالَ: قُلْتُ: يَا أَبَا صَالِحٍ، مَا الْكَوْمَاءُ؟ قَالَ: عَظِيمَةُ السَّنَامِ، قَالَ: فَأَبَى أَنْ يَقْبَلَهَا، قَالَ: إِنِّي أُحِبُّ أَنْ تَأْخُذَ خَيْرَ إِبلي، قَالَ: فَأَبَى أَنْ يَقْبَلَهَا، قَالَ: فَخَطَمَ لَهُ أُخْرَى دُونَهَا، فَأَبَى أَنْ يَقْبَلَهَا، ثُمَّ خَطَمَ لَهُ أُخْرَى دُونَهَا فَقَبِلَهَا، وَقَالَ: إِنِّي آخِذُهَا وَأَخَافُ أَنْ يَجِدَ عَلَيَّ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ، يَقُولُ: عَمَدْتَ إِلَى رَجُلٍ فَتَخَيَّرْتَ عَلَيْهِ إِبِلَهُ.
عَنْ سُوَيْدِ بْنِ غَفَلَةَ قَالَ: أَتَانَا مُصَدِّقُ النَّبِيِّ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ  فَأَخَذْتُ بِيَدِهِ، وَقَرَأْتُ فِي عَهْدِهِ: لاَ يُجْمَعُ بَيْنَ مُفْتَرِقٍ، وَلاَ يُفَرَّقُ بَيْنَ مُجْتَمِعٍ، خَشْيَةَ الصَّدَقَةِ. وَلَمْ يَذْكُرْ: رَاضِعَ لَبَنٍ.
Сувайд ибн Гафаля сказал: «Однажды я сопровождал сборщика закята [или: рассказал мне сопровождавший сборщика закята], отправленного Пророком, мир ему и благословение Аллаха,  а во времена Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, было запрещено брать животное, дающее молоко*, объединять разъединённые стада или разъединять объединённые. Сборщик закята подходил к источникам воды, когда к ним пригоняли овец на водопой, и говорил: “Отдавайте закят со своего имущества”. Один человек, услышав это, направился к верблюдице с большими горбами, однако сборщик закята отказался принять её. Тот сказал: “Но я желаю, чтобы ты взял лучшего из моих верблюдов”. Однако он отказался брать эту верблюдицу. Тогда он привёл ему за недоуздок верблюдицу похуже**, однако он отказался брать эту верблюдицу. Тогда он привёл ему за недоуздок верблюдицу похуже, и он принял её, сказав: “Поистине, я возьму её, но я боюсь, что Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, разгневается на меня и скажет мне: ты пришёл к человеку и выбрал лучшего из его верблюдов”»***.
Сувайд ибн Гафаля, да будет доволен им Аллах, передаёт: «К нам пришёл сборщик закята, назначенный Пророком, мир ему и благословение Аллаха,  и я взял его за руку и прочитал в его грамоте: “И люди не должны объединять свои стада и, напротив, разделять их из опасения, что с них придётся выплачивать закят”». И он не упоминал дающее молоко.
Хадисы 1581-1582
да‘иф
عَنْ مُسْلِمِ بْنِ ثَفِنَةَ الْيَشْكُرِيِّ، قَالَ الْحَسَنُ: رَوْحٌ يَقُولُ: مُسْلِمُ بْنُ شُعْبَةَ، قَالَ: اسْتَعْمَلَ نَافِعُ بْنُ عَلْقَمَةَ أَبِي عَلَى عِرَافَةِ قَوْمِهِ، فَأَمَرَهُ أَنْ يُصَدِّقَهُمْ، قَالَ: فَبَعَثَنِي أَبِي فِي طَائِفَةٍ مِنْهُمْ، فَأَتَيْتُ شَيْخاً كَبِيراً يُقَالُ لَهُ سَعْرُ، فَقُلْتُ: إِنَّ أَبِي بَعَثَنِي إِلَيْكَ، يَعْنِي لأُصَدِّقَكَ، قَالَ: ابْنَ أَخِي، وَأَيَّ نَحْوٍ تَأْخُذُونَ ؟ قُلْتُ: نَخْتَارُ حَتَّى إِنَّا نَتَبَيَّنُ ضُرُوعَ الْغَنَمِ، قَالَ ابْنَ أَخِي، فَإِنِّي أُحَدِّثُكَ: أَنِّي كُنْتُ فِي شِعْبٍ مِنْ هَذِهِ الشِّعَابِ عَلَى عَهْدِ رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ  فِي غَنَمٍ لِي، فَجَاءَنِي رَجُلاَنِ عَلَى بَعِيرٍ فَقَالاَ لِي: إِنَّا رَسُولاَ رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ  إِلَيْكَ لِتُؤَدِّيَ صَدَقَةَ غَنَمِكَ، فَقُلْتُ: مَا عَلَيَّ فِيهَا ؟ فَقَالاَ: شَاةٌ، فَعْمِدت إِلَى شَاةٍ قَدْ عَرَفْتُ مَكَانَهَا مُمْتَلِئَةً مَحْضاً وَشَحْماً، فَأَخْرَجْتُهَا إِلَيْهِمَا، فَقَالاَ: هَذِهِ شَاةُ الشَّافِعِ، وَقَدْ نَهَانَا رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ  أَنْ نَأْخُذَ شَافِعاً، قُلْتُ: فَأَيَّ شَيْءٍ تَأْخُذَانِ؟ قَالاَ: عَنَاقاً جَذَعَةً أَوْ ثَنِيَّةً، قَالَ: فَأَعْمِدُ إِلَى عَنَاقٍ مُعْتَاطٍ. وَالْمُعْتَاطُ الَّتِي لَمْ تَلِدْ وَلَداً، وَقَدْ حَانَ وِلاَدُهَا فَأَخْرَجْتُهَا إِلَيْهِمَا، فَقَالاَ: نَاوِلْنَاهَا، فَجَعَلاَهَا مَعَهُمَا عَلَى بَعِيرِهِمَا ثُمَّ انْطَلَقَا.
عَنْ زَكَرِيَّاء بْن إِسْحَاق، بِإِسْنَادِهِ بِهَذَا الْحَدِيثِ. قَالَ: مُسْلِمُ بْنُ شُعْبَةَ. قَالَ فِيهِ: وَالشَّافِعُ الَّتِي فِي بَطْنِهَا الْوَلَدُ.
Муслим ибн Сафина [или: Муслим ибн Шу‘ба] аль-Яшкури передаёт: «Нафи‘ ибн ‘Алькама назначил моего отца предводителем его соплеменников и велел ему собирать с них закят. Мой отец послал меня к группе людей из их числа, чтобы я собрал с них закят. Я вышел и встретил дряхлого старика по имени Са‘р. Я сказал: “Мой отец послал меня к тебе, чтобы ты выплатил закят со своих овец”. Он сказал в ответ: “О сын брата моего! А как вы берёте?” Я ответил: “Выбираем. И мы даже измеряем величину вымени овец”. Он сказал: “О сын брата моего, я расскажу тебе, как однажды я был возле своих овец, когда ко мне подъехали на верблюде два человека. Они сказали: ‹Поистине, мы — посланцы Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, к тебе, чтобы ты выплатил закят со своих овец›. Я спросил: ‹А что я должен отдать?› Они сказали: ‹Одну овцу›. Я направился к овце, которую я хорошо знал и знал, где она. Она была очень упитанной и давала много молока. Я привёл её к ним. Они сказали: ‹Это овца, выкармливающая ягнёнка*, а Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, запретил нам брать овцу, выкармливающую ягнёнка›. Я спросил: ‹Что же вы тогда возьмёте?› Они сказали: ‹Козочку — полугодовалую, годовалую или двухлетнюю›. Тогда я направился к очень упитанной козе, которая ещё не рожала (ми‘тат), но ей уже пришло время давать приплод, и отдал её им. Они попросили: ‹Подай нам её›. И они взяли её с собой на своего верблюда и уехали”»**.
Закария ибн Исхак приводит этот хадис от Муслима ибн Шу‘бы. Он сказал, что шафи‘ — это овца, которая вынашивает приплод.
Хадис 1583
сахих
عَنْ عَبْدِ اللَّهِ بْنِ مُعَاوِيَةَ الْغَاضِرِيِّ، مِنْ غَاضِرَةِ قَيْسٍ، قَالَ: قَالَ النَّبِيُّ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ: ثَلاَثٌ مَنْ فَعَلَهُنَّ فَقَدْ طَعِمَ طَعْمَ الإِيمَانِ: مَنْ عَبَدَ اللَّهَ وَحْدَهُ وَأَنَّهُ لاَ إِلَهَ إِلاَّ اللَّهُ، وَأَعْطَى زَكَاةَ مَالِهِ طَيِّبَةً بِهَا نَفْسُهُ رَافِدَةً عَلَيْهِ كُلَّ عَامٍ، وَلاَ يُعْطِي الْهَرِمَةَ، وَلاَ الدَّرِنَةَ، وَلاَ الْمَرِيضَةَ، وَلاَ الشَّرَطَ اللَّئِيمَةَ، وَلَكِنْ مِنْ وَسَطِ أَمْوَالِكُمْ، فَإِنَّ اللَّهَ لَمْ يَسْأَلْكُمْ خَيْرَهُ وَلَمْ يَأْمُرْكُمْ بِشَرِّهِ.
‘Абдуллах ибн Му‘авия аль-Гадыри из Гадырат Кайс передаёт, что Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Тот, кто совершает три действия, познал истинный вкус веры. Это тот, кто поклоняется одному лишь Аллаху, верит, что нет божества, кроме Аллаха, и каждый год выплачивает закят со своего имущества по доброй воле, так что душа его побуждает его к этому, и не отдаёт при этом ни старых, ни паршивых, ни больных, ни самых плохих животных, но отдаёт среднее из того, чем владеет, ибо, поистине, Аллах не просит у вас лучшее из вашего имущества, но и не велит вам отдавать худшее».