وَعَنْ الْمِسْوَرِ بْنُ مَخْرَمَةَ. وَمَرْوَانُ: أَنَّ النَّبِيَّ - صلى اللَّه عليه وسلم - خَرَجَ عَامَ الْحُدَيْبِيَةِ… فَذَكِّرْ الْحَدِيثَ بِطُولِهِ، وَفِيهِ: «هَذَا مَا صَالَحَ عَلَيْهِ مُحَمَّدُ بْنُ عَبْدِ اللَّهِ سُهَيْلَ بْنَ عَمْرِوٍ: عَلَى وَضْعِ الْحَرْبِ عَشْرِ سِنِينَ، يَأْمَنُ فِيهَا النَّاسُ، وَيَكُفُّ بَعْضُهُمْ عَنْ بَعْضِ». أَخْرَجَهُ أَبُو دَاوُدَ وَأَصْلُهُ فِي الْبُخَارِيِّ. وَأَخْرُجَ مُسْلِمٍ بَعْضِهِ مِنْ حَدِيثِ أَنَسٍ، وَفِيهِ: «أَنَّ مَنْ جَاءَ مِنْكُمْ لَمْ نَرُدْهُ عَلَيْكُمْ، وَمَنْ جَاءَكُمْ مِنَّا رَدَدْتُمُوهُ عَلَيْنَا». فَقَالُوا: أَنَكْتُبُ هَذَا يَا رَسُولَ اللَّهُ؟ قَالَ: «نَعَمْ. إِنَّهُ مَنْ ذَهَبَ مِنَّا إِلَيْهِمْ فَأَبْعَدَهُ اللَّهُ، وَمَنْ جَاءَنَا مِنْهُمْ، فَسَيَجْعَلُ اللَّهُ لَهُ فَرَجًا وَمَخْرَجًا».
Передают, что аль-Мисвар ибн Махрама и Марван, да будет доволен ими Аллах, подробно рассказывали о походе Пророка, мир ему и благословение Аллаха, в Худайбию. В том договоре было записано: «Мухаммад ибн ‘Абдаллах и Сухайль ибн ‘Амр заключили между собой мирный договор, согласно которому войны между ними будут прекращены на десять лет, в течение которых обе стороны могут жить в безопасности и должны оставить друг друга в покое». Хадис передал Абу Давуд, и его суть изложена аль-Бухари. Муслим передал его часть со слов Анаса, и там говорится: «Мы не будем возвращать вам тех, кто сбежит от вас к нам, но вы вернете нам тех, кто сбежит от нас к вам». Люди спросили: «О Посланник Аллаха! Неужели мы напишем такое?» Он сказал: «Да, но пусть Аллах лишит милости всякого, кто покинет нас и отправится к ним! А тому, кто покинет их и придет к нам, Аллах дарует избавление и укажет путь к спасению!» Хадис передал Муслим.
عَنْ مُحَمَّدِ بْنِ يَحْيَى بْنِ حَبَّانَ، أَنَّ عَبْداً سَرَقَ وَدِيًّا مِنْ حَائِطِ رَجُلٍ فَغَرَسَهُ فِي حَائِطِ سَيِّدِهِ، فَخَرَجَ صَاحِبُ الْوَدِىِّ يَلْتَمِسُ وَدِيَّهُ، فَوَجَدَهُ، فَاسْتَعْدَى عَلَى الْعَبْدِ مَرْوَانَ بْنَ الْحَكَمِ، وَهُوَ أَمِيرُ الْمَدِينَةِ يَوْمَئِذٍ، فَسَجَنَ مَرْوَانُ الْعَبْدَ وَأَرَادَ قَطْعَ يَدِهِ، فَانْطَلَقَ سَيِّدُ الْعَبْدِ إِلَى رَافِعِ بْنِ خَدِيجٍ، فَسَأَلَهُ عَنْ ذَلِكَ، فَأَخْبَرَهُ أَنَّهُ سَمِعَ رَسُولَ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ يَقُولُ: لاَ قَطْعَ فِي ثَمَرٍ وَلاَ كَثَرٍ. فَقَالَ الرَّجُلُ: إِنَّ مَرْوَانَ أَخَذَ غُلاَمِى وَهُوَ يُرِيدُ قَطْعَ يَدِهِ، وَأَنَا أُحِبُّ أَنْ تَمْشِىَ مَعِي إِلَيْهِ فَتُخْبِرَهُ بِالَّذِي سَمِعْتَ مِنْ رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ، فَمَشَى مَعَهُ رَافِعُ بْنُ خَدِيجٍ حَتَّى أَتَى مَرْوَانَ بْنَ الْحَكَمِ، فَقَالَ لَهُ رَافِعٌ: سَمِعْتُ رَسُولَ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ يَقُولُ: لاَ قَطْعَ فِي ثَمَرٍ وَلاَ كَثَرٍ. فَأَمَرَ مَرْوَانُ بِالْعَبْدِ فَأُرْسِلَ. قَالَ أَبُو دَاوُدَ: الْكَثَرُ الْجُمَّارُ.
Мухаммад ибн Яхья ибн Хаббан передаёт, что однажды раб украл из сада одного человека пальмовый саженец и посадил в саду своего господина. Утром хозяин саженца вышел искать свой саженец и обнаружил его. Тогда он отправился к Марвану ибн аль-Хакаму* и подал иск против того раба. Марван велел посадить раба под стражу и собрался отрубить ему руку за кражу. Владелец раба пришёл к Рафи‘ ибн Хадиджу и спросил его об этом, и тот сказал ему, что он слышал, как Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Не отрубают руку за украденные плоды** и сердцевину пальмы». Владелец раба сказал: «Поистине, Мерван взял моего раба и собирается отрубить ему руку, и мне бы хотелось, чтобы ты пошёл со мной и пересказал [Марвану] то, что слышал от Посланника Аллаха, да будет доволен Аллах им и его отцом». Рафи‘ ибн Хадидж пошёл с ним, пока не пришёл к Марвану ибн аль-Хакаму. Рафи‘ сказал ему: «Поистине, я слышал, как Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: “Не отрубают руку за украденные плоды и сердцевину пальмы”». После этого Марван велел отпустить раба.

عَنْ مَرْوَانَ بْنِ الْحَكَمِ قَالَ: قَالَ لِي زَيْدُ بْنُ ثَابِتٍ: مَا لَكَ تَقْرَأُ فِي الْمَغْرِبِ بِقِصَارِ الْمُفَصَّلِ وَقَدْ رَأَيْتُ رَسُولَ اللهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ يَقْرَأُ فِي الْمَغْرِبِ بِطُولَى الطُّولَيَيْنِ؟ قَالَ: قُلْتُ: مَا طُولَى الطُّولَيَيْنِ؟ قَالَ: الأَعْرَافُ، وَالأُخْرَى الأَنْعَامُ. قَالَ: وَسَأَلْتُ أَنَا ابْنَ أَبِي مُلَيْكَةَ، فَقَالَ لِي مِنْ قِبَلِ نَفْسِهِ: الْمَائِدَةُ وَالأَعْرَافُ
Мерван ибн аль-Хакам, да будет доволен им Аллах, рассказывает: «Зейд ибн Сабит сказал мне: “Почему ты читаешь во время закатной молитвы короткие суры из муфассаля*? Я видел, как Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, читал самую длинную из двух длинных сур”. Я спросил: “Что значит самую длинную из двух сур?” Он ответил: ‹Преграды›. А вторая длинная сура это ‹Скот›. А когда я спросил Ибн Абу Муляйку, он сказал мне от себя, что это “Трапеза” и “Преграды”»**.
نْ مَرْوَانَ بْنِ الْحَكَمِ، أَنَّهُ سَأَلَ أَبَا هُرَيْرَةَ: هَلْ صَلَّيْتَ مَعَ رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ صَلاَةَ الْخَوْفِ؟ قَالَ أَبُو هُرَيْرَةَ: نَعَمْ، قَالَ مَرْوَانُ: مَتَى؟ فَقَالَ أَبُو هُرَيْرَةَ: عَامَ غَزْوَةِ نَجْدٍ. قَامَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ إِلَى صَلاَةِ الْعَصْرِ، فَقَامَتْ مَعَهُ طَائِفَةٌ، وَطَائِفَةٌ أُخْرَى مُقَابِلَ الْعَدُوِّ، وظُهُورُهُمْ إِلَى الْقِبْلَةِ، فَكَبَّرَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ، فَكَبَّرُوا جَمِيعاً، الَّذِينَ مَعَهُ وَالَّذِينَ مُقَابِلِي الْعَدُوِّ، ثُمَّ رَكَعَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ رَكْعَةً وَاحِدَةً، وَرَكَعَتِ الطَّائِفَةُ الَّتِي مَعَهُ، ثُمَّ سَجَدَ فَسَجَدَتِ الطَّائِفَةُ الَّتِي تَلِيهِ، وَالآخَرُونَ قِيَامٌ مُقَابِلِي الْعَدُوِّ، ثُمَّ قَامَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ، وَقَامَتِ الطَّائِفَةُ الَّتِي مَعَهُ، فَذَهَبُوا إِلَى الْعَدُوِّ، فَقَابَلُوهُمْ وَأَقْبَلَتِ الطَّائِفَةُ الَّتِي كَانَتْ مُقَابِلِي الْعَدُوِّ، فَرَكَعُوا وَسَجَدُوا، وَرَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ قَائِمٌ كَمَا هُوَ، ثُمَّ قَامُوا فَرَكَعَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ رَكْعَةً أُخْرَى وَرَكَعُوا مَعَهُ، وَسَجَدَ وَسَجَدُوا مَعَهُ. ثُمَّ أَقْبَلَتِ الطَّائِفَةُ الَّتِي كَانَتْ مُقَابِلِي الْعَدُوِّ، فَرَكَعُوا وَسَجَدُوا، وَرَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ قَاعِدٌ وَمَنْ كان مَعَهُ، ثُمَّ كَانَ السَّلاَمُ، فَسَلَّمَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ، وَسَلَّمُوا جَمِيعاً، فَكَانَ لِرَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ رَكْعَتَانِ وَلِكُلِّ رَجُلٍ مِنَ الطَّائِفَتَيْنِ رَكْعَةٌ رَكْعَةٌ. عَنْ أَبِي هُرَيْرَةَ قَالَ: خَرَجْنَا مَعَ رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ إِلَى نَجْدٍ، حَتَّى إِذَا كُنَّا بِذَاتِ الرِّقَاعِ مِنْ نَخْلٍ، لَقِيَ جَمْعاً مِنْ غَطَفَانَ، فَذَكَرَ مَعْنَاهُ، وَلَفْظُهُ عَلَى غَيْرِ لَفْظِ حَيْوَةَ، وَقَالَ فِيهِ: حِينَ رَكَعَ بِمَنْ مَعَهُ وَسَجَدَ، قَالَ: فَلَمَّا قَامُوا مَشَوُا الْقَهْقَرَى إِلَى مَصَافِّ أَصْحَابِهِمْ، وَلَمْ يَذْكُرِ اسْتِدْبَارَ الْقِبْلَةِ.
Марван ибн аль-Хакам, да будет доволен им Аллах, однажды спросил Абу Хурайру, да будет доволен им Аллах: «Приходилось ли тебе совершать молитву под воздействием страха (салят аль-хауф) вместе с Посланником Аллаха, да будет доволен им Аллах?» Он ответил: «Да». Мерван спросил: «Когда?» Абу Хурайра ответил: «В год похода на Неджд. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, собрался совершить послеполуденную молитву, и с ним встала одна группа людей, в то время как другая стояла лицом к врагу и спиной к кыбле. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, произнёс такбир, и все они произнесли такбир — и те, кто был с ним, и те, кто стоял напротив врага. Затем Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, совершил один поясной поклон и те, кто молился вместе с ним, сделали то же самое. Затем он совершил земной поклон и та группа, что молилась с ним, также совершила земной поклон, тогда как остальные стояли напротив врага. Затем Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, поднялся и та группа, что молилась с ним, также встала и поменялась местами с той, которая стояла напротив врага. В это время та группа, которая до этого стояла напротив врага, совершила поясной и земные поклоны, тогда как Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, по-прежнему стоял. Затем они поднялись, и Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, совершил новый поясной поклон, и они сделали то же самое. Затем он совершил земной поклон, и они также повторили за ним. Затем вернулась та группа, которая в то время стояла напротив врага. Они совершили поясной и земные поклоны, а Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, в это время сидел, равно как и те, кто молился вместе с ним, после чего был таслим и Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, произнёс таслим и все они произнесли таслим. Таким образом, Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, совершил два рак‘ата, а каждый из молившихся с ним — рак‘ат с ним и рак‘ат без него». Абу Хурайра передаёт: «Мы вышли вместе с Посланником Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, в Неджд, и когда мы были в Зат-ар-рика‘ у пальм он встретил группу людей из Гатафана…» И он привёл историю, подобную предыдущей, и эта версия отличается от версии Хайвы, и в ней говорится: «… он совершил поясной поклон с теми, кто был с ним, и совершил земной поклон». Он сказал: «И когда они поднялись, то отошли к своим рядам, пятясь задом». И он не упоминал о том, что они отворачивались от кыбли.
عَنْ أَبِي هُرَيْرَةَ قَالَ: قَالَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ: إِذَا صَلَّى أَحَدُكُمُ الرَّكْعَتَيْنِ قَبْلَ الصُّبْحِ فَلْيَضْطَجِعْ عَلَى يَمِينِهِ. فَقَالَ لَهُ مَرْوَانُ بْنُ الْحَكَمِ: أَمَا يُجْزِئُ أَحَدَنَا مَمْشَاهُ إِلَى الْمَسْجِدِ حَتَّى يَضْطَجِعَ عَلَى يَمِينِهِ؟ قَالَ عُبَيْدُ اللَّهِ فِي حَدِيثِهِ، قَالَ: لاَ، قَالَ: فَبَلَغَ ذَلِكَ ابْنَ عُمَرَ فَقَالَ: أَكْثَرَ أَبُو هُرَيْرَةَ عَلَى نَفْسِهِ. قَالَ: فَقِيلَ لاِبْنِ عُمَرَ: هَلْ تُنْكِرُ شَيْئاً مِمَّا يَقُولُ؟ قَالَ: لاَ، وَلَكِنَّهُ اجْتَرَأَ وَجَبُنَّا، قَالَ: فَبَلَغَ ذَلِكَ أَبَا هُرَيْرَةَ، قَالَ: فَمَا ذَنْبِي إِنْ كُنْتُ حَفِظْتُ وَنَسُوا.
Абу Хурайра, да будет доволен им Аллах, передаёт, что Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Когда кто-то из вас совершит молитву в два рак‘ата перед обязательной утренней молитвой, пусть он после этого полежит на правом боку»*. Марван ибн аль-Хакам сказал ему: «Разве недостаточно любому из нас того, что он идёт в мечеть?** Зачем ему ещё лежать на правом боку?» В версии ‘Убайдуллаха он ответил: «Нет». Когда об этом узнал Ибн ‘Умар, он сказал: «Абу Хурайра много на себя берёт». Ибн ‘Умару сказали: «Ты отрицаешь что-то из того, что он говорит?» Ибн ‘Умар сказал: «Нет. Просто он смело высказывается, а мы нет»***. Абу Хурайра, узнав об этом, сказал: «Разве я виноват в том, что я запомнил, а они забыли?!»****