‘Ауф ибн Малик аль-Ашджа‘и аль-Гатафани — известный сподвижник Пророка, мир ему и благословение Аллаха. Во время освобождения Мекки был знаменосцем своего племени. Также участвовал в завоевании Хайбара, походе на Муту, битве при Хунайне и войнах против Византии. Хадисы с его слов рассказывали Абу Хурайра, Абу Муслим аль-Хауляни, Джубайр ибн Нуфайр и многие табии. Умер в Дамаске в 73 г. х.

وَعَنْ عَوْفِ بْنِ مَالِكٍ - رضي الله عنه - قَالَ: صَلَّى رَسُولُ اللَّهِ - صلى الله عليه وسلم - عَلَى جَنَازَةٍ، فَحَفِظْتُ مِنْ دُعَائِهِ: «اللَّهُمَّ اغْفِرْ لَهُ، وَارْحَمْهُ وَعَافِهِ، وَاعْفُ عَنْهُ، وَأَكْرِمْ نُزُلَهُ، وَوَسِّعْ مُدْخَلَهُ، وَاغْسِلْهُ بِالْمَاءِ وَالثَّلْجِ وَالْبَرَدِ، وَنَقِّهِ مِنَ الْخَطَايَا كَمَا نَقَّيْتَ الثَّوْبَ الْأَبْيَضَ مِنَ الدَّنَسِ، وَأَبْدِلْهُ دَارًا خَيْرًا مِنْ دَارِهِ، وَأَهْلًا خَيْرًا مِنْ أَهْلِهِ، وَأَدْخِلْهُ الْجَنَّةَ، وَقِهِ فِتْنَةَ الْقَبْرِ وَعَذَابَ النَّارِ». رَوَاهُ مُسْلِمٌ.
Передают, что ‘Ауф ибн Малик, да будет доволен им Аллах, рассказывал: «Однажды Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, совершил заупокойную молитву, и я запомнил произнесенную им мольбу, в которой говорится: “О Аллах! Прости его и помилуй! Даруй ему благополучие и будь к нему снисходителен! Окажи ему хороший прием и сделай его могилу просторной! Омой его водой, снегом и градом и очисти его от прегрешений, как очищаешь Ты белую одежду от грязи! Одари его домом, который будет лучше его прежнего дома, и семьей, которая будет лучше его прежней семьи, и женой, которая будет лучше его прежней жены! Введи его в Рай и упаси его от испытания в могиле и наказания в Аду!”» Хадис передал Муслим.
وَعَنْ عَوْفِ بْنِ مَالِكٍ - رضي الله عنه: أَنَّ النَّبِيَّ - صلى الله عليه وسلم - قَضَى بِالسَّلَبِ لِلْقَاتِلِ. رَوَاهُ أَبُو دَاوُدَ وَأَصْلُهُ عِنْدَ مُسْلِمٍ.
Передают со слов ‘Ауфа ибн Малика, да будет доволен им Аллах, что Пророк, мир ему и благословение Аллаха, велел отдавать снаряжение убитого противника тому, кто его убил. Хадис передал Абу Давуд, и его суть изложил Муслим.
عَنْ عَوْفِ بْنِ مَالِكٍ قَالَ: قَالَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ: لَنْ يَجْمَعَ اللَّهُ عَلَى هَذِهِ الأُمَّةِ سَيْفَيْنِ: سَيْفاً مِنْهَا، وَسَيْفاً مِنْ عَدُوِّهَا.
‘Ауф ибн Малик, да будет доволен им Аллах, передаёт, что Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Аллах сделает так, что в моей общине не поднимется одновременно два меча: меч изнутри её и меч внешнего врага»*.
عَوْف بْن مَالِكٍ يَقُولُ: كُنْتُ مَعَ رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ لَيْلَةً فَاسْتَاكَ، ثُمَّ تَوَضَّأَ، ثُمَّ قَامَ يُصَلِّي، فَقُمْتُ مَعَهُ، فَبَدَأَ فَاسْتَفْتَحَ الْبَقَرَةَ، فَلا يَمُرُّ بِآيَةِ رَحْمَةٍ إِلا وَقَفَ فَسَأَلَ، وَلا يَمُرُّ بِآيَةِ عَذَابٍ إِلا وَقَفَ فَتَعَوَّذَ، ثُمَّ رَكَعَ فَمَكَثَ رَاكِعًا بِقَدْرِ قِيَامِهِ، وَيَقُولُ فِي رُكُوعِهِ: ((سُبْحَانَ ذِي الْجَبَرُوتِ وَالْمَلَكُوتِ، وَالْكِبْرِيَاءِ وَالْعَظَمَةِ))، ثُمَّ سَجَدَ بِقَدْرِ رُكُوعِهِ، وَيَقُولُ فِي سُجُودِهِ: ((سُبْحَانَ ذِي الْجَبَرُوتِ وَالْمَلَكُوتِ، وَالْكِبْرِيَاءِ وَالْعَظَمَةِ))، ثُمَّ قَرَأَ آلَ عِمْرَانَ ثُمَّ سُورَةً سُورَةً، يَفْعَلُ مِثْلَ ذَلِكَ.
Передают со слов ‘Ауфа ибн Малика: «Однажды ночью я находился рядом с Посланником Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, и он почистил зубы, совершил омовение и встал на молитву. Я встал вместе с ним, и он начал читать суру “Корова”. Прочитав аят о милосердии, он делал паузу и начинал взывать с просьбами, а прочитав аят о наказании, он делал паузу и начинал просить защиты. Потом он совершил поясной поклон и провел в нём столько же, сколько простоял перед ним. В поясном поклоне он говорил: “Пречист Обладатель могущества, власти, гордости и величия [Субхана зи-ль-джабарути ва-ль-малякути ва-ль-кибрийаи ва-ль-‘азама]. Потом он совершил земной поклон, такой же долгий, как и поясной поклон, и в нём он тоже говорил: “Пречист Обладатель могущества, власти, гордости и величия [Субхана зи-ль-джабарути ва-ль-малякути ва-ль-кибрийаи ва-ль-‘азама]. Потом он прочёл суру “Семейство ‘Имрана”, а потом и другие суры, всякий раз поступая так же».
عَنْ عَوْفِ بْنِ مَالِكٍ قَالَ: كُنَّا نَرْقِي فِي الْجَاهِلِيَّةِ، فَقُلْنَا: يَا رَسُولَ اللَّهِ، كَيْفَ تَرَى فِي ذَلِكَ؟فَقَالَ: اعْرِضُوا عَلَيَّ رُقَاكُمْ، لاَ بَأْسَ بِالرُّقَى مَا لَمْ تَكُنْ شِرْكاً.
‘Ауф ибн Малик, да будет доволен им Аллах, передаёт: «Во времена невежества мы использовали заклинания. И мы спросили: “О Посланник Аллаха, что ты скажешь об этом?” Он сказал: “Ознакомьте меня с вашими заклинаниями. Нет ничего греховного в заклинании (рукъя), если только оно не является придаванием Аллаху сотоварищей (ширк)”».
عَنْ عَوْفِ بْنِ مَالِكٍ الأَشْجَعِيِّ قَالَ: سَمِعْتُ رَسُولَ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّم يَقُولُ: لاَ يَقُصُّ إِلاَّ أَمِيرٌ أَوْ مَأْمُورٌ أَوْ مُخْتَالٌ.
‘Ауф ибн Малик аль-Ашджа‘и, да будет доволен им Аллах, передаёт: «Я слышал, как Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: “Речи* произносит правитель, человек, назначенный правителем [, кому правитель поручил это дело], или [стремящийся к власти и главенству] гордец”»**.
عَنْ عَوْفِ بْنِ مَالِكٍ، أَنَّ النَّبِيَّ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّم قَضَى بَيْنَ رَجُلَيْنِ، فَقَالَ الْمَقْضِيُّ عَلَيْهِ لَمَّا أَدْبَرَ: حَسْبِيَ اللَّهُ وَنِعْمَ الْوَكِيلُ، فَقَالَ النَّبِيُّ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّم: إِنَّ اللَّهَ يَلُومُ عَلَى الْعَجْزِ، وَلَكِنْ عَلَيْكَ بِالْكَيْسِ، فَإِذَا غَلَبَكَ أَمْرٌ فَقُلْ: حَسْبِيَ اللَّهُ وَنِعْمَ الْوَكِيلُ.
‘Ауф ибн Малик, да будет доволен им Аллах, передаёт, что однажды Пророк, мир ему и благословение Аллаха, рассудил двоих, и тот, чей иск был отвергнут, сказал, повернувшись, чтобы уйти: «Достаточно мне Аллаха и прекрасный Он Покровитель!» Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Поистине, Аллах упрекает человека за слабость*. Поэтому пользуйся причинами [помогающими добиться успеха], и если кто-то одолел тебя, говори: “Достаточно мне Аллаха, и прекрасный Он Покровитель!”»
عَنْ عَوْفِ بْنِ مَالِكٍ، أَنَّ رَسُولَ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ كَانَ إِذَا أَتَاهُ الْفَيْءُ قَسَمَهُ فِي يَوْمِهِ، فَأَعْطَى الآهِلَ حَظَّيْنِ، وَأَعْطَى الْعَزَبَ حَظًّا. زَادَ ابْنُ الْمُصَفَّى: فَدُعِينَا، وَكُنْتُ أُدْعَى قَبْلَ عَمَّارٍ، فَدُعِيتُ فَأَعْطَانِي حَظَّيْنِ وَكَانَ لِي أَهْلٌ، ثُمَّ دُعِيَ بَعْدِي عَمَّارُ بْنُ يَاسِرٍ فَأُعْطِي حَظًّا وَاحِداً.
‘Ауф ибн Малик, да будет доволен им Аллах, передаёт, что, когда Посланнику Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, доставляли имущество, доставшееся мусульманам без боя (фай), он распределял его в тот же день, причём женатым он давал две доли, а холостым — одну *. Ибн аль-Мусаффа добавлял, [что ‘Ауф ибн Малик] говорил: «Меня звали прежде ‘Аммара, и меня позвали и дали мне две доли, поскольку у меня была семья, а потом позвали ‘Аммара ибн Ясира и дали ему одну долю».
عَنْ عَوْفِ بْنِ مَالِكٍ قَالَ: دَخَلَ عَلَيْنَا رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ  الْمَسْجِدَ وَبِيَدِهِ عَصاً، وَقَدْ عَلَّقَ رَجُلٌ قِناً حَشَفاً، فَطَعَنَ بِالْعَصَا فِي ذَلِكَ الْقِنْوِ وَقَالَ: لَوْ شَاءَ رَبُّ هَذِهِ الصَّدَقَةِ تَصَدَّقَ بِأَطْيَبَ مِنْهَا. وَقَالَ: إِنَّ رَبَّ هَذِهِ الصَّدَقَةِ يَأْكُلُ الْحَشَفَ يَوْمَ الْقِيَامَةِ.
‘Ауф ибн Малик, да будет доволен им Аллах, передаёт: «К нам в мечеть зашёл Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, с палкой в руке, а какой-то человек повесил там гроздь плохих фиников*. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, ткнул палкой эту гроздь и сказал: “Если бы владелец этой милостыни (садака) пожелал, он подал бы нечто лучшее**. Он также сказал: “Подавший такую милостыню будет есть эти финики в Судный день”***».
عَنْ عَوْف بْن مَالِكٍ قَالَ: كُنَّا عِنْدَ رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ  سَبْعَةً، أَوْ ثَمَانِيَةً، أَوْ تِسْعَةً فَقَالَ: أَلاَ تُبَايِعُونَ رَسُولَ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ؟ وَكُنَّا حَدِيثَ عَهْدٍ بِبَيْعَةٍ، قُلْنَا: قَدْ بَايَعْنَاكَ، حَتَّى قَالَهَا ثَلاَثاً، وبَسَطْنَا أَيْدِيَنَا فَبَايَعْنَاهُ فَقَالَ قَائِلٌ: يَا رَسُولَ اللَّهِ، إِنَّا قَدْ بَايَعْنَاكَ، فَعَلاَمَ نُبَايِعُكَ؟ قَالَ: أَنْ تَعْبُدُوا اللهَ وَلاَ تُشْرِكُوا بِهِ شَيْئاً، وَتُصَلُّوا الصَّلَوَاتِ الْخَمْسَ، وَتَسْمَعُوا وَتُطِيعُوا. وَأَسَرَّ كَلِمَةً خُفْيَةً، قَالَ: وَلاَ تَسْأَلُوا النَّاسَ شَيْئاً، قَالَ: فَلَقَدْ كَانَ بَعْضُ أُولَئِكَ النَّفَرِ يَسْقُطُ سَوْطُهُ، فَمَا يَسْأَلُ أَحَداً أَنْ يُنَاوِلَهُ إِيَّاهُ.
‘Ауф ибн Малик [аль-Ашджа‘и] передаёт: «Мы были у Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха. Нас было семь, восемь или девять человек. Он спросил нас: “Не присягнёте ли вы Посланнику Аллаха?”* А мы только недавно приносили присягу. Мы сказали: “Мы уже присягнули тебе, о Посланник Аллаха”**. Он повторил свои слова трижды. Тогда мы протянули руки и кто-то сказал: “Мы присягаем тебе, о Посланник Аллаха. А в чём именно мы должны поклясться тебе?” Он ответил: “В том, что будете поклоняться Аллаху и не придавать Ему сотоварищей, совершать пятикратную молитву, и подчиняться”. И он добавил совсем тихо: “И не просить людей ни о чём”»***. Он сказал: «И бывало, что у кого-то из этих людей падала плеть****, но он не просил никого подать ему её*****».
عَنْ عَوْفِ بْنِ مَالِكٍ الأَشْجَعِيِّ قَالَ: قُمْتُ مَعَ رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ لَيْلَةً، فَقَامَ فَقَرَأَ سُورَةَ الْبَقَرَةِ، لاَ يَمُرُّ بِآيَةِ رَحْمَةٍ إِلاَّ وَقَفَ فَسَأَلَ، وَلاَ يَمُرُّ بِآيَةِ عَذَابٍ إِلاَّ وَقَفَ فَتَعَوَّذَ، قَالَ: ثُمَّ رَكَعَ بِقَدْرِ قِيَامِهِ، يَقُولُ فِي رُكُوعِهِ: سُبْحَانَ ذِي الْجَبَرُوتِ وَالْمَلَكُوتِ وَالْكِبْرِيَاءِ وَالْعَظَمَةِ. ثُمَّ سَجَدَ بِقَدْرِ قِيَامِهِ، ثُمَّ قَالَ فِي سُجُودِهِ مِثْلَ ذَلِكَ، ثُمَّ قَامَ فَقَرَأَ بِآلِ عِمْرَانَ، ثُمَّ قَرَأَ سُورَةً سُورَةً.
‘Ауф ибн Малик аль-Ашджа‘и, да будет доволен им Аллах, передаёт: «В одну из ночей я совершал молитву вместе с Посланником Аллаха, мир ему и благословение Аллаха. Он встал и прочитал суру “Корова”, причём, прочитав аят о милости, он останавливался и просил Аллаха о милости, а читая аят о наказании, он останавливался и просил у Аллаха защиты. Затем он совершил поясной поклон, который длился столько же, сколько и стояние. Во время поясного поклона он говорил: “Пречист Обладатель могущества и владычества, гордости и величия (Субхана Зи-ль-джабарути ва-ль-малякути ва-ль-кибрийаи ва-ль-‘азама)”. Затем он совершил земной поклон, который продолжался столько же, сколько и стояние. Во время земного поклона он говорил то же, что и во время поясного поклона. Затем он поднялся и стал читать суру “Семейство ‘Имрана”. Затем он читал суру за сурой».