عَنْ سَعِيدِ بْنِ زَيْدٍ -رَضِيَ اللَّهُ عَنْهُمَا: أَنَّ رَسُولَ اللَّهِ - صلى الله عليه وسلم - قَالَ: «مَنْ اقْتَطَعَ شِبْرًا مِنَ الْأَرْضِ ظُلْمًا طَوَّقَهُ اللَّهُ إِيَّاهُ يَوْمَ الْقِيَامَةِ مِنْ سَبْعِ أَرَضِينَ». مُتَّفَقٌ عَلَيْهِ.
Передают со слов Са‘ида ибн Зайда, да будет доволен им Аллах, что Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Если человек насильно присвоит пядь чужой земли, то в День воскресения Аллах обложит его шею семью землями». Хадис передали аль-Бухари и Муслим.
وَعَنْ سَعِيدِ بْنِ زَيْدٍ - رضي الله عنه - عَنِ النَّبِيِّ - صلى الله عليه وسلم - قَالَ: «مَنْ أَحْيَا أَرْضًا مَيْتَةً فَهِيَ لَهُ». رَوَاهُ الثَّلَاثَةُ، وَحَسَّنَهُ التِّرْمِذِيُّ. وَقَالَ: رُوِيَ مُرْسَلًا. وَهُوَ كَمَا قَالَ، وَاخْتُلِفَ فِي صَحَابِيِّهِ، فَقِيلَ: جَابِرٌ, وَقِيلَ: عَائِشَةُ، وَقِيلَ: عَبْدُ اللَّهِ بْنُ عَمْرٍو، وَالرَّاجِحُ الْأَوَّلُ.
Передают со слов Са‘ида ибн Зайда, да будет доволен им Аллах, что Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Невозделанная земля принадлежит тому, кто ее освоит». Хадис передали Абу Давуд, ан-Насаи и ат-Тирмизи. Ат-Тирмизи назвал его хорошим, сообщив, что его передают и в отосланной форме. Это действительно так, и относительно передавшего его сподвижника существуют разногласия. Одни называют Джабира, другие — ‘Аишу, а третьи — ‘Абдаллаха ибн ‘Умара. Первое мнение наиболее предпочтительно.
وَعَنْ سَعِيدِ بْنِ زَيْدٍ - رضي الله عنه - قَالَ: قَالَ رَسُولُ اللَّهِ - صلى الله عليه وسلم: «مَنْ قُتِلَ دُونَ مَالِهِ فَهُوَ شَهِيدٌ». رَوَاهُ الْأَرْبَعَةُ، وَصَحَّحَهُ التِّرْمِذِيُّ.
Передают со слов Са‘ида ибн Зайда, да будет доволен им Аллах, что Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Если человек был убит, когда отстаивал свое имущество, то он — мученик». Хадис передали Абу Давуд, ат-Тирмизи, ан-Насаи и Ибн Маджа. Ат-Тирмизи назвал его достоверным.
عَنْ عَبْدِ اللَّهِ بْنِ ظَالِمٍ الْمَازِنِىِّ، قَالَ: لَمَّا قَدِمَ فُلاَنٌ الْكُوفَةَ أَقَامَ فُلاَنٌ خَطِيباً، فَأَخَذَ بِيَدِى سَعِيدُ بْنُ زَيْدٍ فَقَالَ: أَلاَ تَرَى إِلَى هَذَا الظَّالِمِ، فَأَشْهَدُ عَلَى التِّسْعَةِ إِنَّهُمْ فِى الْجَنَّةِ، وَلَوْ شَهِدْتُ عَلَى الْعَاشِرِ لَمْ إِيثَمْ - قَالَ ابْنُ إِدْرِيسَ: وَالْعَرَبُ تَقُولُ: آثَمْ – قُلْتُ: وَمَنِ التِّسْعَةُ؟ قَالَ: قَالَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيهِ وَسَلَّمَ وَهُوَ عَلَى حِرَاءٍ: اثْبُتْ حِرَاءُ، إِنَّهُ لَيْسَ عَلَيْكَ إِلاَّ نَبِىٌّ اَوْ صِدِّيقٌ أَوْ شَهِيدٌ. قُلْتُ: وَمَنِ التِّسْعَةُ؟ قَالَ: رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيهِ وَسَلَّمَ، وَأَبُو بَكْرٍ، وَعُمَرُ، وَعُثْمَانُ، وَعَلِىٌّ، وَطَلْحَةُ، وَالزُّبَيْرُ، وَسَعْدُ بْنُ أَبِى وَقَّاصٍ، وَعَبْدُ الرَّحْمَنِ بْنُ عَوْفٍ. قُلْتُ: وَمَنِ الْعَاشِرُ؟ فَتَلَكَّأَ هُنَيَّةً ثُمَّ قَالَ أَنَا.
‘Абдуллах ибн Залим аль-Мазини передаёт: «Однажды один человек прибыл в Куфу и поставил своего оратора*. Са‘ид ибн Зейд взял меня за руку и сказал: “Не посмотришь ли на этого притеснителя**? Я свидетельствую о девяти, что они в Раю, и если бы засвидетельствовал и о десятом, не взял бы греха на душу”***. Я спросил: “Кто же эти девять?” Он сказал: “Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, находясь на горе Хира, сказал: ‹Застынь, о Хира, ибо на тебе только пророк, правдивый и мученик›”. Я спросил: “Так кто же всё-таки эти девять?” Он сказал: “Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, Абу Бакр [ас-Сыддик], ‘Умар [ибн аль-Хаттаб], ‘Усман [ибн ‘Аффан], ‘Али [ибн Абу Талиб], Тальха [ибн ‘Убайдуллах], аз-Зубайр [ибн аль-‘Аввам], Са‘д ибн Абу Ваккас и ‘Абду-р-Рахман ибн ‘Ауф”. Я спросил: “А кто десятый?” Он помолчал немного, а потом сказал: “Я”».  [Тирмизи, 3757; Ибн Маджа, № 134]
عَنْ عَبْدِ الرَّحْمَنِ بْنِ الأَخْنَسِ، أَنَّهُ كَانَ فِى الْمَسْجِدِ فَذَكَرَ رَجُلٌ عَلِيًّا، فَقَامَ سَعِيدُ بْنُ زَيْدٍ فَقَالَ: اَشْهَدُ عَلَى رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى الله عَلَيهِ وَسَلَّمَ أَنِّى سَمِعْتُهُ وَهُوَ يَقُولُ: عَشْرَةٌ فِى الْجَنَّةِ: النَّبِىُّ فِى الْجَنَّةِ، وَأَبُو بَكْرٍ فِى الْجَنَّةِ، وَعُمَرُ فِى الْجَنَّةِ، وَعُثْمَانُ فِى الْجَنَّةِ، وَعَلِىٌّ فِى الْجَنَّةِ، وَطَلْحَةُ فِى الْجَنَّةِ، وَالزُّبَيْرُ بْنُ الْعَوَّامِ فِى الْجَنَّةِ، وَسَعْدُ بْنُ مَالِكٍ فِى الْجَنَّةِ، وَعَبْدُ الرَّحْمَنِ بْنُ عَوْفٍ فِى الْجَنَّةِ. وَلَوْ شِئْتَ لَسَمَّيْتُ الْعَاشِرَ. قَالَ: فَقَالُوا: مَنْ هُوَ؟ فَسَكَتَ، قَالَ: فَقَالُوا: مَنْ هُوَ؟ فَقَالَ: هُوَ سَعِيدُ بْنُ زَيْدٍ.
‘Абд-ар-Рахман ибн аль-Ахнас передаёт, что он был в мечети и один человек плохо отозвался об ‘Али. Тогда Са‘ид ибн Зейд поднялся и сказал: «Я свидетельствую, что слышал, как Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: “Десять — в Раю: Пророк — в Раю, Абу Бакр — в Раю, ‘Умар — в Раю, ‘Усман — в Раю, ‘Али — в Раю, Тальха [ибн ‘Убайдуллах] — в Раю, аз-Зубайр ибн аль-‘Аввам — в Раю, Са‘д ибн Малик* — в Раю и ‘Абду-р-Рахман ибн ‘Ауф — в Раю”. И если бы я захотел, то назвал бы и десятого». Люди спросили: «Кто же он?» [Са‘ид] промолчал. Люди снова спросили: «Кто же он?» Тогда он ответил: «Са‘ид ибн Зейд». [Тирмизи, 3757; Ибн Маджа, № 133]
عَنْ رِيَاح بْن الْحَارِثِ قَالَ: كُنْتُ قَاعِداً عِنْدَ فُلاَنٍ فِى مَسْجِدِ الْكُوفَةِ، وَعِنْدَهُ أَهْلُ الْكُوفَةِ، فَجَاءَ سَعِيدُ بْنُ زَيْدِ بْنِ عَمْرِو بْنِ نُفَيْلٍ، فَرَحَّبَ بِهِ وَحَيَّاهُ وَأَقْعَدَهُ عِنْدَ رِجْلِهِ عَلَى السَّرِيرِ، فَجَاءَ رَجُلٌ مِنْ أَهْلِ الْكُوفَةِ يُقَالُ لَهُ قَيْسُ بْنُ عَلْقَمَةَ فَاسْتَقْبَلَهُ، فَسَبَّ وَسَبَّ. فَقَالَ سَعِيدٌ: مَنْ يَسُبُّ هَذَا الرَّجُلُ؟ قَالَ: يَسُبُّ عَلِيًّا. قَالَ: أَلاَ أَرَى أَصْحَابَ رَسُولِ اللهِ صَلَّى الله عَلَيهِ وَسَلَّمَ يُسَبُّونَ عِنْدَكَ ثُمَّ لاَ تُنْكِرُ وَلاَ تُغَيِّرُ. أَنَا سَمِعْتُ رَسُولَ اللهِ صَلَّى الله عَلَيهِ وَسَلَّمَ يَقُولُ، وَإِنِّى لَغَنِىٌّ أَنْ أَقُولَ عَلَيْهِ مَا لَمْ يَقُلْ فَيَسْأَلُنِى عَنْهُ غَداً إِذَا لَقِيتُهُ: أَبُو بَكْرٍ فِى الْجَنَّةِ، وَعُمَرُ فِى الْجَنَّةِ. وَسَاقَ مَعْنَاهُ، ثُمَّ قَالَ: لَمَشْهَدُ رَجُلٍ مِنْهُمْ مَعَ رَسُولِ اللهِ صَلَّى الله عَلَيهِ وَسَلَّمَ يَغْبَرُّ فِيهِ وَجْهُهُ خَيْرٌ مِنْ عَمَلِ أَحَدِكُمْ عُمْرَهُ وَلَوْ عُمِّرَ عُمْرَ نُوحٍ.
Риях ибн аль-Харис передаёт: «Я сидел в мечети Куфы у такого-то, и у него сидели жители Куфы. Потом пришёл Са‘ид ибн Зейд ибн ‘Амр ибн Нуфайль. Он радушно поприветствовал его и усадил на ложе возле своей ноги. Потом пришёл один человек из числа жителей Куфы по имени Кайс ибн ‘Алькама. Сев напротив него, он начал поносить кого-то. Са‘ид спросил: “Кого поносит этот человек?” Тот ответил: “Он поносит ‘Али”. Са‘ид воскликнул: “Поистине, я вижу, что при тебе поносят сподвижников Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, а ты не порицаешь это деяние и не пытаешься изменить его! А ведь я слышал, как Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал — а у меня нет причин наговаривать на него, ибо завтра я буду спрошен об этом, когда встречусь с ним: ‹Абу Бакр — в Раю, и ‘Умар — в Раю…›”» И он привёл подобную [предыдущему хадису] историю. А далее Са‘ид сказал: «И, поистине, один военный поход, в котором участвовал один из них вместе с Посланником Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, пачкая пылью лицо своё, лучше, чем все дела одного из вас за всю его жизнь, даже если бы ему была дарована жизнь [столь же продолжительная], как и жизнь [пророка] Нуха!» [Ибн Маджа, 134]
نْ سَعِيدِ بْنِ زَيْدٍ، عَنِ النَّبِىِّ صَلَّى اللَّهُ عَلَيهِ وَسَلَّمَ قَالَ: مَنْ قُتِلَ دُونَ مَالِهِ فَهُوَ شَهِيدٌ، وَمَنْ قُتِلَ دُونَ أَهْلِهِ أَوْ دُونَ دَمِهِ أَوْ دُونَ دِينِهِ فَهُوَ شَهِيدٌ.
Са‘ид ибн Зайд передаёт, что Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Кто погиб, защищая своё имущество, тот мученик (шахид). И кто погиб, защищая свою семью, или защищая свою жизнь, или защищая свою религию, тот мученик (шахид)». [Тирмизи, № 1421; Ибн Маджа, № 2580]
عَنْ سَعِيدِ بْنِ زَيْدٍ، عَنِ النَّبِيِّ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ قَالَ: مَنْ أَحْيَا أَرْضاً مَيْتَةً فَهِيَ لَهُ، وَلَيْسَ لِعِرْقٍ ظَالِمٍ حَقٌّ.
Са‘ид ибн Зейд, да будет доволен им Аллах, передаёт, что Пророк сказал: «Если кто-то возделает невозделанную землю, она принадлежит ему *, однако нет на это права у несправедливо посаженного корня **».