Фатима бинт Мухаммад ибн ‘Абдуллах аль-Курашийя аль-Хашимийя — дочь Пророка, мир ему и благословение Аллаха, и Хадиджи бинт Хувайлид. По мнению большинства историков, она была их младшей дочерью. Родилась в Мекке незадолго до начала пророческой миссии. Была женой ‘Али ибн Абу Талиба и матерью его сыновей аль-Хасана, аль-Хусайна, Мухсина и дочерей Зайнаб и Умм Кульсум. Самая уважаемая из верующих женщин и обитательниц рая. Умерла через шесть месяцев после кончины своего отца. Единственная из дочерей Пророка, мир ему и благословение Аллаха, чьи потомки продолжили его род.

وَعَنْ أَسْمَاءَ بِنْتِ عُمَيْسٍ رَضِيَ اللَّهُ عَنْهَا: أَنَّ فَاطِمَةَ عَلَيْهَا السَّلَامُ أَوْصَتْ أَنْ يُغَسِّلَهَا عَلِيٌّ رَضِيَ اللَّهُ تَعَالَى عَنْهُ. رَوَاهُ الدَّارَقُطْنِيُّ.
Передают со слов Асмы бинт ‘Умайс, что Фатима, да будет доволен ими Аллах, завещала, чтобы ее тело помыл ‘Али, да будет доволен им Аллах. Хадис передал ад-Даракутни.
عَنْ أَنَسٍ، أَنَّ النَّبِيَّ صَلَّى اللَّهُ عَلَيهِ وَسَلَّمَ أَتَى فَاطِمَةَ بِعَبْدٍ قَدْ وَهَبَهُ لَهَا، قَالَ: وَعَلَى فَاطِمَةَ رَضِيَ اللَّهُ عَنْهَا ثَوْبٌ إِذَا قَنَّعَتْ بِهِ رَأْسَهَا لَمْ يَبْلُغْ رِجْلَيْهَا، وَإِذَا غَطَّتْ بِهِ رِجْلَيْهَا لَمْ يَبْلُغْ رَأْسَهَا، فَلَمَّا رَأَى النَّبِيُّ صَلَّى اللَّهُ عَلَيهِ وَسَلَّمَ مَا تَلْقَى قَالَ: إِنَّهُ لَيْسَ عَلَيْكِ بَأْسٌ، إِنَّمَا هُوَ أَبُوكِ وَغُلاَمُكِ.
Анас [ибн Малик], да будет доволен им Аллах, передаёт, что Пророк, мир ему и благословение Аллаха, пришёл к Фатыме с рабом, которого он подарил ей, а на Фатыме, да будет доволен ею Аллах, была такая одежда, что, если она закрывала ею голову, оставались открытыми ноги, а если она прикрывала ею ноги, оставалась открытой голова. Увидев это*, Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Ничего страшного. Ведь это только твой отец и твой слуга**».
عَنْ عَبْدِ اللَّهِ بْنِ عُمَرَ، أَنَّ رَسُولَ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيهِ وَسَلَّمَ أَتَى فَاطِمَةَ رَضِيَ اللهُ عَنْهَا، فَوَجَدَ عَلَى بَابِهَا سِتْراً، فَلَمْ يَدْخُلْ، قَالَ: وَقَلَّمَا كَانَ يَدْخُلُ إِلاَّ بَدَأَ بِهَا، فَجَاءَ عَلِيٌّ رَضِيَ اللهُ عَنْهُ فَرَآهَا مُهْتَمَّةً، فَقَالَ: مَا لَكِ؟ قَالَتْ: جَاءَ النَّبِيُّ صَلَّى اللَّهُ عَلَيهِ وَسَلَّمَ إِلَيَّ فَلَمْ يَدْخُلْ، فَأَتَاهُ عَلِيٌّ رَضِيَ اللهُ عَنْهُ فَقَالَ: يَا رَسُولَ اللَّهِ، إِنَّ فَاطِمَةَ اشْتَدَّ عَلَيْهَا أَنَّكَ جِئْتَهَا فَلَمْ تَدْخُلْ عَلَيْهَا، قَالَ: وَمَا أَنَا وَالدُّنْيَا؟ وَمَا أَنَا وَالرَّقْمَ؟ فَذَهَبَ إِلَى فَاطِمَةَ فَأَخْبَرَهَا بِقَوْلِ رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيهِ وَسَلَّمَ، فَقَالَتْ: قُلْ لِرَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيهِ وَسَلَّمَ: مَا يَأْمُرُنِي بِهِ. قَالَ: قُلْ لَهَا فَلْتُرْسِلْ بِهِ إِلَى بَنِي فُلاَنٍ. عَنْ ابْن فُضَيْلٍ، عَنْ أَبِيهِ، بِهَذَا الْحَدِيثِ، قَالَ: وَكَانَ سِتْراً مَوْشِيًّا.
‘Абдуллах ибн ‘Умар, да будет доволен Аллах им и его отцом, передаёт, что однажды Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, пришёл к Фатыме, да будет доволен ею Аллах. Увидев на её двери занавеску, он не стал входить. А обычно он, вернувшись откуда-нибудь, сначала всегда заходил к ней. ‘Али, да будет доволен им Аллах, зайдя домой, увидел, что Фатыма озабочена чем-то. Он спросил: «Что с тобой?» Она ответила: «Пророк, мир ему и благословение Аллаха, пришёл ко мне, но не вошёл в дом». Тогда ‘Али пошёл к нему и сказал ему: «О Посланник Аллаха, Фатыма расстроилась из-за того, что ты пришёл к её дому, но не зашёл к ней». [Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха] сказал: «Что мне до мира этого и вышитых занавесок!» Он пошёл к Фатыме и передал ей слова Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха. Она сказала: «Спроси Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, что он велит мне делать [с этой занавеской]». [Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха] сказал: «Скажи ей, пусть пошлёт её таким-то людям*». В другой версии от Ибн Фудайля от его отца говорится, что занавеска была узорчатая.
عَنْ سَفِينَةَ أَبِي عَبْدِ الرَّحْمَنِ، أَنَّ رَجُلاً أَضَافَ عَلِيَّ بْنَ أَبِي طَالِبٍ، فَصَنَعَ لَهُ طَعَاماً، فَقَالَتْ فَاطِمَةُ: لَوْ دَعَوْنَا رَسُولَ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ فَأَكَلَ مَعَنَا، فَدَعَوْهُ فَجَاءَ، فَوَضَعَ يَدَهُ عَلَى عِضَادَتَيِ الْبَابِ، فَرَأَى الْقِرَامَ قَدْ ضُرِبَ بِهِ فِي نَاحِيَةِ الْبَيْتِ، فَرَجَعَ، فَقَالَتْ فَاطِمَةُ لِعَلِيٍّ: الْحَقْهُ فَانْظُرْ مَا رَجَعَهُ، فَتَبِعْتُهُ فَقُلْتُ: يَا رَسُولَ اللَّهِ مَا رَدَّكَ؟ فَقَالَ: إِنَّهُ لَيْسَ لِي أَوْ لِنَبِيٍّ أَنْ يَدْخُلَ بَيْتاً مُزَوَّقاً.
Сафина Абу Абду-р-Рахман передаёт, что однажды один человек оказал гостеприимство ‘Али ибн Абу Талибу и приготовил для него еду*. Фатима сказала: «Ах, если бы мы пригласили Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, и он поел вместе с нами!» И они позвали его. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, пришёл и уже положил руку на дверной косяк, но тут увидел разноцветную занавеску в доме, и, повернувшись, пошёл прочь. Фатима сказала ‘Али: «Догони его и узнай, что заставило его вернуться». ‘Али догнал его и спросил: «О Посланник Аллаха! Что заставило тебя вернуться?» Он сказал: «Не пристало мне [или: Пророку] входить в разукрашенный подобным образом дом!»
عَنْ عَبْدِ اللَّهِ بْنِ عَمْرِو بْنِ الْعَاصِ قَالَ: قَبَرْنَا مَعَ رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ، يَعْنِي مَيِّتاً، فَلَمَّا فَرَغْنَا انْصَرَفَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ وَانْصَرَفْنَا مَعَهُ، فَلَمَّا حَاذَى بَابَهُ وَقَفَ، فَإِذَا نَحْنُ بِامْرَأَةٍ مُقْبِلَةٍ، قَالَ: أَظُنُّهُ عَرَفَهَا، فَلَمَّا ذَهَبَتْ إِذَا هِيَ فَاطِمَةُ فَقَالَ لَهَا رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ: مَا أَخْرَجَكِ يَا فَاطِمَةُ مِنْ بَيْتِكِ؟ فَقَالَتْ: أَتَيْتُ يَا رَسُولَ اللَّهِ أَهْلَ هَذَا الْبَيْتِ فَرَحَّمْتُ إِلَيْهِمْ مَيِّتَهُمْ، أَوْ عَزَّيْتُهُمْ بِهِ، فَقَالَ لَهَا رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ: فَلَعَلَّكِ بَلَغْتِ مَعَهُمُ الْكُدَى. قَالَتْ: مَعَاذَ اللَّهِ! وَقَدْ سَمِعْتُكَ تَذْكُرُ فِيهَا مَا تَذْكُرُ، قَالَ: لَوْ بَلَغْتِ مَعَهُمُ الْكُدَى.
‘Абдуллах ибн ‘Амр ибн аль-‘Ас, да будет доволен Аллах им и его отцом, передаёт: «Однажды мы вместе с Посланником Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, хоронили одного человека. Закончив, Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, покинул место похорон, и мы последовали за ним. Он уже подходил к своей двери и вдруг остановился. Мы увидели идущую нам навстречу женщину, и мне показалось, что он узнал её. Когда она проходила, оказалось, что это Фатыма, и Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал ей: “Что заставило тебя выйти из дома, о Фатыма?” Она сказала: “О Посланник Аллаха, я зашла к обитателям этого дома, чтобы принести им соболезнования из-за их умершего”. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: “Наверное, ты дошла с ними до могил”. Она сказала: “Упаси Аллах! Ведь я слышала, как ты упоминал о них”*. Он сказал: “Если бы ты дошла с ними до могил…” — [и он упомянул о тяжких последствиях этого поступка и подтвердил его запретность]».
عَنْ عَائِشَةَ زَوْجِ النَّبِيِّ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ، أَنَّ فَاطِمَةَ بِنْتَ رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ أَرْسَلَتْ إِلَى أَبِي بَكْرٍ الصِّدِّيقِ رَضِيَ اللَّهُ عَنْهُ تَسْأَلُهُ مِيرَاثَهَا مِنْ رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ مِمَّا أَفَاءَ اللَّهُ عَلَيْهِ بِالْمَدِينَةِ، وَفَدَكَ، وَمَا بَقِيَ مِنْ خُمُسِ خَيْبَرَ، فَقَالَ أَبُو بَكْرٍ: إِنَّ رَسُولَ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ قَالَ: لاَ نُورَثُ، مَا تَرَكْنَا صَدَقَةٌ، إِنَّمَا يَأْكُلُ آلُ مُحَمَّدٍ مِنْ هَذَا الْمَالِ، وَإِنِّي وَاللَّهِ لاَ أُغَيِّرُ شَيئاً مِنْ صَدَقَةِ رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ عَنْ حَالِهَا الَّتِي كَانَتْ عَلَيْهِ فِي عَهْدِ رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ، فَلأَعْمَلَنَّ فِيهَا بِمَا عَمِلَ بِهِ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ. فَأَبَى أَبُو بَكْرٍ رَضِيَ اللَّهُ عَنْهُ أَنْ يَدْفَعَ إِلَى فَاطِمَةَ مِنْهَا شَيْئاً.
Жена Пророка, мир ему и благословение Аллаха, ‘Аиша, да будет доволен ею Аллах, передаёт, что Фатыма, дочь Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, послала человека к Абу Бакру ас-Сыддику, да будет доволен им Аллах, прося отдать ей её наследство от Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, из имущества, дарованного ему без боя, которое находилось в Медине и Фадаке, а также то, что осталось от пятой части (хумус) Хайбара. Однако Абу Бакр сказал: «Поистине, Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: “Мы не оставляем наследства *. Всё, что мы оставляем, является милостыней, а члены семьи Мухаммада питаются из этих средств”. Клянусь Аллахом, я не стану изменять положение милостыни Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, — пусть остаётся таким, каким оно было при Посланнике Аллаха, мир ему и благословение Аллаха. Я буду поступать с этим имуществом так, как поступал Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха». Таким образом, Абу Бакр, да будет доволен им Аллах, отказался отдать Фатыме что-либо из этого имущества.
عَنْ عُرْوَة بْن الزُّبَيْرِ، أَنَّ عَائِشَةَ زَوْجَ النَّبِيِّ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ أَخْبَرَتْهُ بِهَذَا الْحَدِيثِ، قَالَ: وَفَاطِمَةُ عَلَيْهَا السَّلاَمُ حِينَئِذٍ تَطْلُبُ صَدَقَةَ رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ الَّتِي بِالْمَدِينَةِ، وَفَدَكَ، وَمَا بَقِيَ مِنْ خُمُسِ خَيْبَرَ، قَالَتْ عَائِشَةُ رَضِيَ اللَّهُ عَنْهَا: فَقَالَ أَبُو بَكْرٍ رَضِيَ اللَّهُ عَنْهُ: إِنَّ رَسُولَ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ قَالَ: لاَ نُورَثُ، مَا تَرَكْنَا صَدَقَةٌ، وَإِنَّمَا يَأْكُلُ آلُ مُحَمَّدٍ فِي هَذَا الْمَالِ. يَعْنِي مَالَ اللَّهِ، لَيْسَ لَهُمْ أَنْ يَزِيدُوا عَلَى الْمَأْكَلِ.
Урва ибн аз-Зубайр передаёт, что ‘Аиша, да будет доволен ею Аллах, жена Пророка, мир ему и благословение Аллаха, пересказала ему эту историю: «Фатыма, да будет доволен ею Аллах, попросила тогда отдать ей милостыню Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, которая в Медине и то, что осталось от хумуса Хайбара. ‘Аиша, да будет доволен ею Аллах, передаёт, что Абу Бакр, да будет доволен им Аллах, сказал, что Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: “Мы не оставляем наследства. Всё, что мы оставляем, является милостыней. А члены семьи Мухаммада питаются из этого имущества [то есть имущества Аллаха], и у них нет права брать из него что-либо сверх необходимого пропитания”. То есть это имущество Аллаха, и они не имеют права ничего брать из него, кроме пропитания».
عَنْ عُرْوَة، أَنَّ عَائِشَةَ رَضِيَ اللَّهُ عَنْهَا أَخْبَرَتْهُ بِهَذَا الْحَدِيثِ، قَالَ فِيهِ: فَأَبَى أَبُو بَكْرٍ رَضِيَ اللَّهُ عَنْهُ عَلَيْهَا ذَلِكَ، وَقَالَ: لَسْتُ تَارِكاً شَيْئاً كَانَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ يَعْمَلُ بِهِ إِلاَّ عَمِلْتُ بِهِ، إِنِّي أَخْشَى إِنْ تَرَكْتُ شَيْئاً مِنْ أَمْرِهِ أَنْ أَزِيغَ. فَأَمَّا صَدَقَتُهُ بِالْمَدِينَةِ فَدَفَعَهَا عُمَرُ إِلَى عَلِيٍّ وَعَبَّاسٍ رَضِيَ اللَّهُ عَنْهُمْ، فَغَلَبَهُ عَلِيٌّ عَلَيْهَا، وَأَمَّا خَيْبَرُ وَفَدَكُ فَأَمْسَكَهُمَا عُمَرُ وَقَالَ: هُمَا صَدَقَةُ رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ كَانَتَا لِحُقُوقِهِ الَّتِي تَعْرُوهُ وَنَوَائِبِهِ، وَأَمْرُهُمَا إِلَى مَنْ وَلِيَ الأَمْرَ. قَالَ: فَهُمَا عَلَى ذَلِكَ إِلَى الْيَوْمِ.
‘Урва передаёт, что ‘Аиша, да будет доволен ею Аллах, пересказала ему этот хадис, [рассказав историю Фатымы, которая обращалась к Абу Бакру с просьбой отдать ей наследство Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха]. Она сказала: «Однако Абу Бакр отказал ей в этом и сказал: “Не стану я оставлять ничего из того, что делал Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха. Поистине, я боюсь, что если оставлю что-то из его дела, то собьюсь с прямого пути”. То же касается имущества в Медине, которое считалось милостыней, то ‘Умар отдал его в распоряжение ‘Али и аль-‘Аббасу, а спустя некоторое время ‘Али стал распоряжаться им единолично. Что же касается Хайбара и Фадака, то ‘Умар удержал их, сказав: “Это милостыня Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, которая доставалась ему по праву и помогала ему преодолевать трудности, и этим имуществом должен распоряжаться правитель”. И в таком положении они [Хайбар и Фадак] остались и по сей день [в распоряжении правителя]».
عَنْ أَبِي الطُّفَيْلِ قَالَ: جَاءَتْ فَاطِمَةُ رَضِيَ اللَّهُ عَنْهَا إِلَى أَبِي بَكْرٍ رَضِيَ اللَّهُ عَنْهُ تَطْلُبُ مِيرَاثَهَا مِنَ النَّبِيِّ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ، قَالَ: فَقَالَ أَبُو بَكْرٍ: سَمِعْتُ رَسُولَ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ يَقُولُ: إِنَّ اللَّهَ عَزَّ وَجَلَّ إِذَا أَطْعَمَ نَبِيًّا طُعْمَةً فَهِيَ لِلَّذِي يَقُومُ مِنْ بَعْدِهِ.
Абу ат-Туфайль передаёт: «Фатыма, да будет доволен ею Аллах, пришла к Абу Бакру, да будет доволен им Аллах, чтобы попросить у него своё наследство от Пророка, мир ему и благословение Аллаха, и Абу Бакр, да будет доволен им Аллах, сказал: “Я слышал, как Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: ‹Всё, что даровал Всемогущий и Великий Аллах пророку, переходит к тому, кто придёт на его место›”».
عَنْ عَلِيّ بْن أَبِي طَالِبٍ قَالَ: كَانَتْ لِي شَارِفٌ مِنْ نَصِيبِي مِنَ الْمَغْنَمِ يَوْمَ بَدْرٍ، وَكَانَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ أَعْطَانِي شَارِفاً مِنَ الْخُمُسِ يَوْمَئِذٍ، فَلَمَّا أَرَدْتُ أَنْ أَبْنِيَ بِفَاطِمَةَ بِنْتِ رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ وَاعَدْتُ رَجُلاً صَوَّاغاً مِنْ بَنِي قَيْنُقَاعَ أَنْ يَرْتَحِلَ مَعِي فَنَأْتِيَ بِإِذْخِرٍ، أَرَدْتُ أَنْ أَبِيعَهُ مِنَ الصَّوَّاغِينَ فَأَسْتَعِينَ بِهِ فِي وَلِيمَةِ عُرْسِي. فَبَيْنَا أَنَا أَجْمَعُ لِشَارِفَيَّ مَتَاعاً مِنَ الأَقْتَابِ وَالْغَرَائِرِ وَالْحِبَالِ، وَشَارِفَايَ مُنَاخَانِ إِلَى جَنْبِ حُجْرَةِ رَجُلٍ مِنَ الأَنْصَارِ، أَقْبَلْتُ حِينَ جَمَعْتُ مَا جَمَعْتُ، فَإِذَا بِشَارِفِيَّ قَدِ اجْتُبَّتْ أَسْنِمَتُهُمَا، وَبُقِرَتْ خَوَاصِرُهُمَا، وَأُخِذَ مِنْ أَكْبَادِهِمَا، فَلَمْ أَمْلِكْ عَيْنَيَّ حِينَ رَأَيْتُ ذَلِكَ الْمَنْظَرَ ! فَقُلْتُ: مَنْ فَعَلَ هَذَا؟ قَالُوا: فَعَلَهُ حَمْزَةُ بْنُ عَبْدِ الْمُطَّلِبِ، وَهُوَ فِي هَذَا الْبَيْتِ فِي شَرْبٍ مِنَ الأَنْصَارِ، غَنَّتْهُ قَيْنَةٌ وَأَصْحَابَهُ، فَقَالَتْ فِي غِنَائِهَا : أَلاَ يَا حَمْزُ لِلشُّرُفِ النِّوَاءِ، فَوَثَبَ [ حمزة ] إِلَى السَّيْفِ، فَاجْتَبَّ أَسْنِمَتَهُمَا وَبَقَرَ خَوَاصِرَهُمَا، وَأَخَذَ مِنْ أَكْبَادِهِمَا. قَالَ عَلِيٌّ: فَانْطَلَقْتُ حَتَّى أَدْخُلَ عَلَى رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ وَعِنْدَهُ زَيْدُ بْنُ حَارِثَةَ، قَالَ: فَعَرَفَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ الَّذِي لَقِيتُ، فَقَالَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ: مَا لَكَ ؟ قَالَ: قُلْتُ: يَا رَسُولَ اللَّهِ، مَا رَأَيْتُ كَالْيَوْمِ، عَدَا حَمْزَةُ عَلَى نَاقَتَيَّ، فَاجْتَبَّ أسْنِمَتَهُمَا وَبَقَرَ خَوَاصِرَهُمَا، وَهَا هُوَ ذَا فِي بَيْتٍ مَعَهُ شَرْبٌ. فَدَعَا رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ بِرِدَائِهِ، فَارْتَدَاهُ، ثُمَّ انْطَلَقَ يَمْشِي وَاتَّبَعْتُهُ أَنَا وَزَيْدُ بْنُ حَارِثَةَ حَتَّى جَاءَ الْبَيْتَ الَّذِي فِيهِ حَمْزَةُ، فَاسْتَأْذَنَ، فَأُذِنَ لَهُ، فَإِذَا هُمْ شَرْبٌ، فَطَفِقَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ يَلُومُ حَمْزَةَ فِيمَا فَعَلَ، فَإِذَا حَمْزَةُ ثَمِلٌ مُحْمَرَّةٌ عَيْنَاهُ، فَنَظَرَ حَمْزَةُ إِلَى رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ، ثُمَّ صَعَّدَ النَّظَرَ، فَنَظَرَ إِلَى رُكْبَتَيْهِ، ثُمَّ صَعَّدَ النَّظَرَ، فَنَظَرَ إِلَى سُرَّتِهِ، ثُمَّ صَعَّدَ النَّظَرَ، فَنَظَرَ إِلَى وَجْهِهِ، ثُمَّ قَالَ حَمْزَةُ: وَهَلْ أَنْتُمْ إِلاَّ عَبِيدٌ لأَبِي؟ فَعَرَفَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ أَنَّهُ ثَمِلٌ، فَنَكَصَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ عَلَى عَقِبَيْهِ الْقَهْقَرَى، فَخَرَجَ وَخَرَجْنَا مَعَهُ.
‘Али ибн Абу Талиб, да будет доволен им Аллах, передаёт: «В день битвы при Бадре, в которой я участвовал вместе с Посланником Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, при разделе военной добычи мне досталась старая верблюдица, а потом Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, дал мне ещё одну старую верблюдицу из хумуса. Когда я собрался жениться на Фатыме, дочери Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, я договорился с одним ювелиром из бану Кайнука, что он поедет со мной и мы привезём душистого тростника. Я хотел продать душистый тростник ювелирам и устроить на вырученные деньги угощение по случаю женитьбы на Фатыме. Я отправился собирать сбрую для верблюдиц — сёдла, покрывала и верёвки. А они стояли на коленях у дверей дома одного из ансаров. Собрав всё необходимое, я вышел и увидел, что у моих верблюдиц отрезаны горбы, вспороты бока и отрезана часть печени. Увидев это, я не смог удержаться от слёз *. Я спросил: “Кто это сделал?” Мне сказали: Хамза ибн ‘Абду-ль-Мутталиб. Оказалось, что Хамза, пивший вино вместе с какой-то певицей и ансарами, находился в доме. Она пела песню, в которой были такие слова: “О Хамза, заколи старых верблюдиц!” — и Хамза направился к верблюдицам со своим мечом, отрезал им горбы, разрезал им бока и достал часть их печени. Я отправился к Посланнику Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, у которого находился Зейд ибн Хариса, и он по моему виду понял, что со мной произошло нечто скверное. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, спросил: “Что случилось?” Я сказал: “О Посланник Аллаха! Никогда я не видел ничего подобного тому, что пришлось мне увидеть сегодня! Хамза напал на моих верблюдиц, отрезал им горбы и вспорол бока. Вон он сидит в доме и пьёт вино”. Выслушав меня, Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, велел принести ему плащ и, надев его, вышел из дома, и мы с Зейдом последовали за ним. Подойдя к дому, в котором находился Хамза, Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, попросил разрешения войти, и ему разрешили. Сидевшие в доме пили вино. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, вошёл к Хамзе и стал порицать его за то, что он сделал. Хамза был пьян, и глаза его покраснели. Он посмотрел на Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, затем перевёл взгляд на его живот, потом на его колени, потом посмотрел на его лицо и сказал: “Разве не являетесь вы только рабами моего отца?” ** Тогда Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, понял, что Хамза пьян, отступил назад *** и покинул их ****, и мы вышли вслед за ним».
عَنْ أُمَّ الْحَكَمِ، أَوْ ضُبَاعَةَ ابْنَتَي الزُّبَيْرِ بْنِ عَبْدِ الْمُطَّلِبِ، أَنَّهَا قَالَتْ: أَصَابَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ سَبْياً، فَذَهَبْتُ أَنَا وَأُخْتِي وَفَاطِمَةُ بِنْتُ رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ، فَشَكَوْنَا إِلَيْهِ مَا نَحْنُ فِيهِ، وَسَأَلْنَاهُ أَنْ يَأْمُرَ لَنَا بِشَيْءٍ مِنَ السَّبْي، فَقَالَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ: سَبَقَكُنَّ يَتَامَى بَدْرٍ، لَكِنْ سَأَدُلُّكُنَّ عَلَى مَا هُوَ خَيْرٌ لَكُنَّ مِنْ ذَلِكَ: تُكَبِّرْنَ اللَّهَ عَلَى أَثَرِ كُلِّ صَلاَةٍ ثَلاَثاً وَثَلاَثِينَ تَكْبِيرَةً، وَثَلاَثاً وَثَلاَثِينَ تَسْبِيحَةً، وَثَلاَثاً وَثَلاَثِينَ تَحْمِيدَةً، وَلاَ إِلَهَ إِلاَّ اللَّهُ وَحْدَهُ لاَ شَرِيكَ لَهُ، لَهُ الْمُلْكُ وَلَهُ الْحَمْدُ، وَهُوَ عَلَى كُلِّ شَيْءٍ قَدِيرٌ. قَالَ عَيَّاشٌ: وَهُمَا ابْنَتَا عَمِّ النَّبِيِّ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ.
Умм аль-Хакам бинт аз-Зубайр ибн Абду-ль-Мутталиб [или же это была её сестра Дуба‘а бинт аз-Зубайр], да будет доволен ею Аллах, передаёт: «К Посланнику Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, привели пленников, и я вместе с сестрой и Фатымой, дочерью Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, пришла к нему. Мы пожаловались на своё положение и попросили, чтобы он велел дать нам слуг из числа невольников. Однако Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: “Сироты участников битвы при Бадре * опередили вас… Однако я укажу вам на то, что будет лучше для вас **. Произносите после каждой молитвы слова ‹Аллах Велик› тридцать три раза, ‹Пречист Аллах› также по тридцать три раза и ‹Хвала Аллаху› также тридцать три раза, а потом говорите: ‹Нет божества, кроме Одного лишь Аллаха, у Которого нет сотоварищей, Ему принадлежит владычество, и Ему хвала, и Он всё может› (Ля иляха илля-Ллаху вахда-ху ля шарика ляху ляху-ль-мульку ва ляху-ль-хамду ва хува аля кулли шейин кадир)». [Передатчик] Айяш сказал, что Дуба‘а и Умм аль-Хакам приходились Пророку, мир ему и благословение Аллаха, двоюродными сёстрами.
عَنِ ابْنِ أَعْبُدَ قَالَ: قَالَ لِي عَلِيٌّ رَضِيَ اللَّهُ عَنْهُ: أَلاَ أُحَدِّثُكَ عَنِّي وَعَنْ فَاطِمَةَ بِنْتِ رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ، وَكَانَتْ مِنْ أَحَبِّ أَهْلِهِ إِلَيْهِ؟ قُلْتُ: بَلَى. قَالَ: إِنَّهَا جَرَّتْ بِالرَّحَى حَتَّى أَثَّرَ فِي يَدِهَا، وَاسْتَقَتْ بِالْقِرْبَةِ حَتَّى أَثَّرَ فِي نَحْرِهَا، وَكَنَسَتِ الْبَيْتَ حَتَّى اغْبَرَّتْ ثِيَابُهَا، فَأَتَى النَّبِيَّ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ خَدَمٌ، فَقُلْتُ: لَوْ أَتَيْتِ أَبَاكِ فَسَأَلْتِيهِ خَادِماً! فَأَتَتْهُ، فَوَجَدَتْ عِنْدَهُ حُدَّاثاً، فَرَجَعَتْ، فَأَتَاهَا مِنَ الْغَدِ، فَقَالَ: مَا كَانَ حَاجَتُكِ؟ فَسَكَتَتْ، فَقُلْتُ: أَنَا أُحَدِّثُكَ يَا رَسُولَ اللَّهِ: جَرَّتْ بِالرَّحَى حَتَّى أَثَّرَتْ فِي يَدِهَا، وَحَمَلَتْ بِالْقِرْبَةِ حَتَّى أَثَّرَتْ فِي نَحْرِهَا، فَلَمَّا أَنْ جَاءَكَ الْخَدَمُ أَمَرْتُهَا أَنْ تَأْتِيَكَ فَتَسْتَخْدِمَكَ خَادِماً يَقِيهَا حَرَّ مَا هِيَ فِيهِ. قَالَ: اتَّقِي اللَّهَ يَا فَاطِمَةُ، وَأَدِّي فَرِيضَةَ رَبِّكِ، وَاعْمَلِي عَمَلَ أَهْلِكِ، فَإِذَا أَخَذْتِ مَضْجَعَكِ فَسَبِّحِي ثَلاَثاً وَثَلاَثِينَ، وَاحْمَدِي ثَلاَثاً وَثَلاَثِينَ، وَكَبِّرِي أَرْبَعاً وَثَلاَثِينَ، فَتِلْكَ مِائَةٌ، فَهِيَ خَيْرٌ لَكِ مِنْ خَادِمٍ. قَالَتْ: رَضِيتُ عَنِ اللَّهِ عَزَّ وَجَلَّ وَعَنْ رَسُولِهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ. عَنْ عَلِيِّ بْنِ حُسَيْنٍ، بِهَذِهِ الْقِصَّةِ، قَالَ: وَلَمْ يُخْدِمْهَا.
Ибн А‘буд передаёт: «‘Али сказал мне: “Не рассказать ли тебе обо мне и Фатыме, дочери Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха? Она была самым любимым для него членом его семьи”. Я сказал: “Конечно”. Он сказал: “Она крутила ручную мельницу, и на руке у неё появился след от неё, и она носила воду, и на шее у неё появился след от сосуда, и она подметала дом, от чего одежда её запылилась. А к Пророку, мир ему и благословение Аллаха, как раз привезли невольников. Я сказал: ‹Может, тебе пойти к отцу и попросить дать тебе слугу?› Она пошла, однако, обнаружив, что он занят разговором с людьми, вернулась. На следующий день он пришёл к ней и спросил: ‹Чего ты хотела?› Она молчала, и тогда заговорил я: ‹Я сам скажу тебе, о Посланник Аллаха. Она крутила ручную мельницу, и на руке у неё появился след от неё, и она носила воду, и на шее у неё появился след от сосуда, а когда тебе привезли невольников, я велел ей пойти к тебе и попросить дать ей слугу, который избавил бы её от этого тяжёлого труда›. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: ‹Бойся Аллаха, о Фатыма, исполняй свои обязанности перед Господом, трудись для семьи своей, а когда ляжешь в постель, говори тридцать три раза: ‘Преславен Аллах’, тридцать три раза ‘Хвала Аллаху’ и тридцать четыре раза ‘Аллах Велик’. Получится сотня, и эта сотня лучше для тебя, чем слуга›. Она сказала: ‹Довольна я Всемогущим и Великим Аллахом и Его Посланником›”». ‘Али ибн Хусейн передал эту историю и сказал: «И он не дал ей слугу».
عَنْ أُمِّ هَانِئٍ قَالَتْ: لَمَّا كَانَ يَوْمُ الْفَتْحِ، فَتْحِ مَكَّةَ، جَاءَتْ فَاطِمَةُ فَجَلَسَتْ عَنْ يَسَارِ رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ، وَأُمُّ هَانِئٍ عَنْ يَمِينِهِ، قَالَتْ: فَجَاءَتِ الْوَلِيدَةُ بِإِنَاءٍ فِيهِ شَرَابٌ فَنَاوَلَتْهُ، فَشَرِبَ مِنْهُ، ثُمَّ نَاوَلَهُ أُمَّ هَانِئٍ، فَشَرِبَتْ مِنْهُ، فَقَالَتْ: يَا رَسُولَ اللَّهِ لَقَدْ أَفْطَرْتُ وَكُنْتُ صَائِمَةً. فَقَالَ لَهَا: أَكُنْتِ تَقْضِينَ شَيْئاً؟ قَالَتْ: لاَ، قَالَ: فَلاَ يَضُرُّكِ إِنْ كَانَ تَطَوُّعاً.
Умм Хани, да будет доволен ею Аллах, передаёт: «В день покорения Мекки пришла Фатыма и села слева от Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха». А сама Умм Хани сидела справа от него. И девочка принесла чашу с напитком и дала его Посланнику Аллаха, мир ему и благословение Аллаха. Он попил и дал его Умм Хани. Она попила и сказала: «О Посланник Аллаха, я постилась, а сейчас прервала свой пост». Он спросил: «Ты сегодня восполняла какой-нибудь пост?» Она ответила: «Нет». Тогда Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Если это был добровольный пост, тогда ничего страшного».
عَنْ عَلِيّ بْن الْحُسَيْنِ أَنَّهُمْ حِينَ قَدِمُوا الْمَدِينَةَ مِنْ عِنْدِ يَزِيدَ بْنِ مُعَاوِيَةَ، مَقْتَلَ الْحُسَيْنِ بْنِ عَلِيٍّ رَضِيَ اللهُ عَنْهُمَا، لَقِيَهُ الْمِسْوَرُ بْنُ مَخْرَمَةَ فَقَالَ لَهُ: هَلْ لَكَ إِلَيَّ مِنْ حَاجَةٍ تَأْمُرُنِي بِهَا ؟ قَالَ: فَقُلْتُ لَهُ: لاَ، قَالَ: هَلْ أَنْتَ مُعْطِيَّ سَيْفَ رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ، فَإِنِّي أَخَافُ أَنْ يَغْلِبَكَ الْقَوْمُ عَلَيْهِ؟ وَايْمُ اللهِ لَئِنْ أَعْطَيْتَنِيهِ لاَ يُخْلَصُ إِلَيْهِ أَبَداً حَتَّى يَبْلُغَ إِلَى نَفْسِي. إِنَّ عَلِيَّ بْنَ أَبِي طَالِبٍ رَضِيَ اللَّهُ عَنْهُ خَطَبَ بِنْتَ أَبِي جَهْلٍ عَلَى فَاطِمَةَ، فَسَمِعْتُ رَسُولَ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ وَهُوَ يَخْطُبُ النَّاسَ فِي ذَلِكَ عَلَى مِنْبَرِهِ هَذَا، وَأَنَا يَوْمَئِذٍ مُحْتَلِمٌ، فَقَالَ: إِنَّ فَاطِمَةَ مِنِّي وَأَنَا أَتَخَوَّفُ أَنْ تُفْتَنَ فِي دِينِهَا. قَالَ: ثُمَّ ذَكَرَ صِهْراً لَهُ مِنْ بَنِي عَبْدِ شَمْسٍ، فَأَثْنَى عَلَيْهِ فِي مُصَاهَرَتِهِ إِيَّاهُ فَأَحْسَنَ، قَالَ: حَدَّثَنِي فَصَدَقَنِي، وَوَعَدَنِي فَوَفَّى لِي، وَإِنِّي لَسْتُ أُحَرِّمُ حَلاَلاً وَلاَ أُحِلُّ حَرَاماً، وَلَكِنْ وَاللهِ لاَ تَجْتَمِعُ بِنْتُ رَسُولِ اللهِ وَبِنْتُ عَدُوِّ اللهِ مَكَاناً وَاحِداً أَبَداً. عَنِ ابْنِ أَبِي مُلَيْكَةَ، بِهَذَا الْخَبَرِ قَالَ: فَسَكَتَ عَلِيٌّ رضي اللَّه عنه عَنْ ذَلِكَ النِّكَاحِ.
‘Али ибн аль-Хусейн (внук Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха) передаёт, что он и его спутники прибыли в Медину от Язида ибн Му‘авии после гибели аль-Хусейна ибн ‘Али [, кторый был убит в 61 году от хиджры], да будет доволен Аллах им и его отцом, и ему повстречался аль-Мисвар ибн Махрама, который спросил: «Нужно ли тебе от меня что-нибудь?» Он ответил: «Нет». Тогда он сказал: «Не отдашь ли ты мне меч Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха? Поистине, я боюсь, что люди заберут его у тебя. Клянусь Аллахом, если ты отдашь мне его, я никому не отдам его до самой своей смерти!..‘Али ибн Абу Талиб посватался к дочери Абу Джахля, уже будучи женатым на Фатыме. И я, тогда уже достигший совершеннолетия, слышал, как Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, обращался к людям с речью по этому поводу с этого минбара и сказал: “Поистине, Фатыма — часть меня, и я боюсь, что это плохо отразится на её религии”. После этого он упомянул о своём зяте из бану ‘Абд Шамс и похвалил его, сказав: “Говоря со мной, он был правдив, а обещая мне что-то, держал обещание… * Я не запрещаю дозволенное и не разрешаю запретное, однако, клянусь Аллахом, не могут быть вместе дочь Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, и дочь врага Аллаха!”**»
А в другой версии от Ибн Абу Муляйки сообщается, что после этого ‘Али отказался от своего сватовства.
عَنِ ابْنِ عَبَّاسٍ قَالَ: لَمَّا تَزَوَّجَ عَلِيٌّ فَاطِمَةَ قَالَ لَهُ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ: أَعْطِهَا شَيْئاً. قَالَ مَا عِنْدِي شَيْءٌ، قَالَ: أَيْنَ دِرْعُكَ الْحُطَمِيَّةُ؟
[‘Абдуллах] ибн ‘Аббас, да будет доволен Аллах им и его отцом, передаёт: «Когда ‘Али женился на Фатыме*, да будет доволен Аллах ими обоими, Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал ему: “Дай ей что-нибудь”. Он сказал: “Но у меня ничего нет”. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, спросил: “А где твоя кольчуга из Хутама?”»
عَنْ رَجُلٍ مِنْ أَصْحَابِ النَّبِيِّ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ، أَنَّ عَلِيًّا رضي اللَّه عنه لَمَّا تَزَوَّجَ فَاطِمَةَ بِنْتَ رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ وَرَضِيَ اللَّهُ عَنْهَا أَرَادَ أَنْ يَدْخُلَ بِهَا، فَمَنَعَهُ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ حَتَّى يُعْطِيَهَا شَيْئاً، فَقَالَ: يَا رَسُولَ اللَّهِ، لَيْسَ لِي شَيْءٌ. فَقَالَ لَهُ النَّبِيُّ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ: أَعْطِهَا دِرْعَكَ. فَأَعْطَاهَا دِرْعَهُ، ثُمَّ دَخَلَ بِهَا. عَنِ ابْنِ عَبَّاسٍ، مِثْلَهُ.
Один из сподвижников Пророка, мир ему и благословение Аллаха, передаёт, что после того, как ‘Али женился на Фатыме, он хотел начать супружескую жизнь с ней, но Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, велел ему не делать этого, пока он не даст ей что-нибудь в качестве брачного дара. ‘Али сказал: «О Посланник Аллаха, но у меня ничего нет!» Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Отдай ей свою кольчугу». И он отдал ей свою кольчугу, после чего начал супружескую жизнь с ней. От Ибн‘ Аббаса передаётся похожий хадис.
عَنْ أَبِي سَعِيدٍ الْخُدْرِيِّ، أَنَّ عَلِيَّ بْنَ أَبِي طَالِبٍ وَجَدَ دِينَاراً، فَأَتَى بِهِ فَاطِمَةَ، فَسَأَلَتْ عَنْهُ رَسُولَ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ فَقَالَ: هُوَ رِزْقُ اللَّهِ عَزَّ وَجَلَّ، فَأَكَلَ مِنْهُ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ وَأَكَلَ عَلِيٌّ وَفَاطِمَةُ، فَلَمَّا كَانَ بَعْدَ ذَلِكَ أَتَتْهُ امْرَأَةٌ تَنْشُدُ الدِّينَارَ فَقَالَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ: يَا عَلِيُّ أَدِّ الدِّينَارَ.
Абу Са‘ид аль-Худри, да будет доволен им Аллаха, передаёт, что однажды ‘Али ибн Абу Талиб нашёл динар и принёс его Фатыме*. Она спросила об этом Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, и он сказал: «Это удел от Всемогущего и Великого Аллаха». И Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, и ‘Али и Фатыма ели купленное на этот динар. А потом пришла женщина, которая искала свой потерянный динар, и Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, велел: «О ‘Али, отдай ей динар».
عَنْ سَهْلِ بْنِ سَعْدٍ أَخْبَرَ: أَنَّ عَلِيَّ بْنَ أَبِي طَالِبٍ دَخَلَ عَلَى فَاطِمَةَ وَحَسَنٌ وَحُسَيْنٌ يَبْكِيَانِ، فَقَالَ: مَا يُبْكِيهِمَا؟ قَالَتِ: الْجُوعُ! فَخَرَجَ عَلِيٌّ فَوَجَدَ دِينَاراً بِالسُّوقِ، فَجَاءَ إِلَى فَاطِمَةَ فَأَخْبَرَهَا، فَقَالَتِ: اذْهَبْ إِلَى فُلاَنٍ الْيَهُودِيِّ فَخُذْ لنا دَقِيقاً، فَجَاءَ الْيَهُودِيَّ فَاشْتَرَى بِهِ دَقِيقاً، فَقَالَ الْيَهُودِيُّ: أَنْتَ خَتَنُ هَذَا الَّذِي يَزْعُمُ أَنَّهُ رَسُولُ اللَّهِ؟ قَالَ: نَعَمْ، قَالَ: فَخُذْ دِينَارَكَ وَلَكَ الدَّقِيقُ. فَخَرَجَ عَلِيٌّ حَتَّى جَاءَ فَاطِمَةَ، فَأَخْبَرَهَا، فَقَالَتِ: اذْهَبْ إِلَى فُلاَنٍ الْجَزَّارِ فَخُذْ لَنَا بِدِرْهَمٍ لَحْماً، فَذَهَبَ فَرَهَنَ الدِّينَارَ بِدِرْهَمِ لَحْمٍ، فَجَاءَ بِهِ، فَعَجَنَتْ وَنَصَبَتْ وَخَبَزَتْ، وَأَرْسَلَتْ إِلَى أَبِيهَا، فَجَاءَهُمْ فَقَالَتْ: يَا رَسُولَ اللَّهِ، أَذْكُرُ لَكَ، فَإِنْ رَأَيْتَهُ لَنَا حَلاَلاً أَكَلْنَاهُ وَأَكَلْتَ مَعَنَا، مِنْ شَأْنِهِ كَذَا وَكَذَا، فَقَالَ: كُلُوا بِاسْمِ اللَّهِ. فَأَكَلُوا فَبَيْنَمَا هُمْ مَكَانَهُمْ إِذَا غُلاَمٌ يَنْشُدُ اللهَ وَالإِسْلاَمَ الدِّينَارَ، فَأَمَرَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ فَدُعِيَ لَهُ فَسَأَلَهُ، فَقَالَ: سَقَطَ مِنِّي فِي السُّوقِ، فَقَالَ النَّبِيُّ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ: يَا عَلِيُّ، اذْهَبْ إِلَى الْجَزَّارِ فَقُلْ لَهُ: إِنَّ رَسُولَ اللَّهِ r يَقُولُ لَكَ: أَرْسِلْ إِلَيَّ بِالدِّينَارِ، وَدِرْهَمُكَ عَلَيَّ. فَأَرْسَلَ بِهِ فَدَفَعَهُ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ إِلَيْهِ .
Сахль ибн Са‘д, да будет доволен им Аллах, передаёт, что однажды ‘Али ибн Абу Талиб пришёл к Фатыме и увидел, что Хасан и Хусейн* плачут. Он спросил: «Почему они плачут?» Фатыма ответила: «От голода». Тогда ‘Али вышел и вскоре нашёл на рынке динар, принёс его Фатыме и рассказал обо всём. Фатыма сказала ему: «Пойди к такому-то иудею и купи для нас муки». ‘Али пошёл к иудею и купил муки. Иудей спросил его: «Ты зять того, кто утверждает, что он — Посланник Аллаха?» ‘Али ответил: «Да». Иудей сказал: «Тогда возьми муку и забери свой динар». ‘Али вернулся к Фатыме и рассказал ей обо всём. Она сказала: «Пойди к такому-то мяснику и купи у него мяса на дирхем». Он пошёл и оставил мяснику динар в качестве залога и взял мяса на дирхем. Он принёс мясо Фатыме, и она замесила тесто, поставила варить мясо и испекла хлеб, после чего послала за своим отцом. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, пришёл к ним, и она сказала: «О Посланник Аллаха! Мы расскажем тебе всё как есть, и если ты сочтёшь это дозволенным для нас, то мы поедим вместе с тобой. Дело было так-то и так-то». Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Ешьте с именем Аллаха». И они начали есть. Когда они сидели на своих местах, они услышали, как мальчик просит ради Аллаха и ислама отдать ему его потерянный динар. Тогда Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, велел позвать его и спросил о динаре. Мальчик сказал: «Я выронил его на рынке». Тогда Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «О ‘Али, пойди к мяснику и передай, что Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, говорит ему: “Пошли мне динар, а твой дирхем я верну тебе позже”». И он послал ему динар, и Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, отдал этот динар его настоящему владельцу**.
عَنِ الْبَرَاءِ بْنِ عَازِبٍ قَالَ: كُنْتُ مَعَ عَلِيٍّ حِينَ أَمَّرَهُ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ عَلَى الْيَمَنِ، قَالَ: فَأَصَبْتُ مَعَهُ أَوَاقا، قال: فَلَمَّا قَدِمَ عَلِيٌّ مِنَ الْيَمَنِ عَلَى رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ، قال: وَجَدت فَاطِمَةَ و قَدْ لَبِسَتْ ثِيَاباً صَبِيغاً، وَقَدْ نَضَحَتِ الْبَيْتَ بِنَضُوحٍ، فَقَالَتْ: مَا لَكَ؟ فَإِنَّ رَسُولَ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ قَدْ أَمَرَ أَصْحَابَهُ فَأَحَلُّوا؟ قَالَ: قُلْتُ لَهَا: إِنِّي أَهْلَلْتُ بِإِهْلاَلِ النَّبِيِّ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ، قَالَ: فَأَتَيْتُ النَّبِيَّ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ، فَقَالَ لِي رسول اللَّه صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ: كَيْفَ صَنَعْتَ؟ قَالَ: قُلْتُ: أَهْلَلْتُ بِإِهْلاَلِ النَّبِيِّ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ، قَالَ: فَإِنِّي قَدْ سُقْتُ الْهَدْيَ وَقَرَنْتُ. قَالَ: فَقَالَ لِي: انْحَرْ مِنَ الْبُدْنِ سَبْعاً وَسِتِّينَ، أَوْ سِتًّا وَسِتِّينَ، وَأَمْسِكْ لِنَفْسِكَ ثَلاَثاً وَثَلاَثِينَ، أَوْ أَرْبَعاً وَثَلاَثِينَ، وَأَمْسِكْ لِي مِنْ كُلِّ بَدَنَةٍ مِنْهَا بَضْعَةً.
Аль-Бара ибн ‘Азиб, да будет доволен им Аллах, передаёт: «Я сопровождал ‘Али, когда Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, послал его в Йемен. Нам досталось несколько окий серебра, и когда ‘Али приехал из Йемена к Посланнику Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, он сказал: “Я обнаружил, что Фатыма надела разноцветную одежду и обрызгала дом душистой водой. Она спросила: ‹Что с тобой? Ведь Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, велел своим сподвижникам снять ихрам и они сняли›. Я сказал: ‹Но я объявил о намерении совершить такое же паломничество, как и Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха›. Затем я пришёл к Пророку, мир ему и благословение Аллаха, и он спросил меня: ‹Что ты сделал?› Я сказал: ‹Я объявил о намерении совершить такое же паломничество, как и Пророк, мир ему и благословение Аллаха›. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: ‹Я пригнал жертвенный скот и соединил ‘умру с хаджем›. А потом он сказал мне: ‹Зарежь шестьдесят семь или шестьдесят шесть жертвенных животных, оставь себе тридцать три или тридцать четыре и оставь для меня кусок от каждой туши›”».
عَنْ جَعْفَر بْن مُحَمَّدٍ، عَنْ أَبِيهِ قَالَ: دَخَلْنَا عَلَى جَابِرِ بْنِ عَبْدِ اللَّهِ، فَلَمَّا انْتَهَيْنَا إِلَيْهِ سَأَلَ عَنِ الْقَوْمِ، حَتَّى انْتَهَى إِلَيَّ، فَقُلْتُ: أَنَا مُحَمَّدُ بْنُ عَلِيِّ بْنِ حُسَيْنٍ، فَأَهْوَى بِيَدِهِ إِلَى رَأْسِي فَنَزَعَ زِرِّي الأَعْلَى، ثُمَّ نَزَعَ زِرِّي الأَسْفَلَ، ثُمَّ وَضَعَ كَفَّهُ بَيْنَ ثَدْيَيَّ وَأَنَا يَوْمَئِذٍ غُلاَمٌ شَابٌّ، فَقَالَ: مَرْحَباً بِكَ وَأَهْلاً يَا ابْنَ أَخِي. سَلْ عَمَّا شِئْتَ، فَسَأَلْتُهُ وَهُوَ أَعْمَى، وَجَاءَ وَقْتُ الصَّلاَةِ فَقَامَ فِي نِسَاجَةٍ مُلْتَحِفاً بِهَا، يَعْنِي ثَوْباً مُلَفَّقاً، كُلَّمَا وَضَعَهَا عَلَى مَنْكِبِهِ رَجَعَ طَرَفَاهَا إِلَيْهِ مِنْ صِغَرِهَا، فَصَلَّى بِنَا وَرِدَاؤُهُ إِلَى جَنْبِهِ عَلَى الْمِشْجَبِ، فَقُلْتُ: أَخْبِرْنِي عَنْ حَجَّةِ رَسُولِ اللهِ r، فَقَالَ بِيَدِهِ فَعَقَدَ تِسْعاً، ثُمَّ قَالَ: إِنَّ رَسُولَ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ مَكَثَ تِسْعَ سِنِينَ لَمْ يَحُجَّ، ثُمَّ أُذِّنَ فِي النَّاسِ فِي الْعَاشِرَةِ، أَنَّ رَسُولَ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ حَاجٌّ، فَقَدِمَ الْمَدِينَةَ بَشَرٌ كَثِيرٌ كُلُّهُمْ يَلْتَمِسُ أَنْ يَأْتَمَّ بِرَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ وَيَعْمَلَ بِمِثْلِ عَمَلِهِ، فَخَرَجَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ، وَخَرَجْنَا مَعَهُ، حَتَّى أَتَيْنَا ذَا الْحُلَيْفَةِ، فَوَلَدَتْ أَسْمَاءُ بِنْتُ عُمَيْسٍ مُحَمَّدَ بْنَ أَبِي بَكْرٍ، فَأَرْسَلَتْ إِلَى رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ كَيْفَ أَصْنَعُ؟ قَالَ: اغْتَسِلِي وَاسْتَذْفِرِي بِثَوْبٍ وَأَحْرِمِي. فَصَلَّى رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ فِي الْمَسْجِدِ، ثُمَّ رَكِبَ الْقَصْوَاءَ، حَتَّى إِذَا اسْتَوَتْ بِهِ نَاقَتُهُ عَلَى الْبَيْدَاءِ، قَالَ جَابِرٌ: نَظَرْتُ إِلَى مَدِّ بَصَرِي مِنْ بَيْنِ يَدَيْهِ مِنْ رَاكِبٍ وَمَاشٍ، وَعَنْ يَمِينِهِ مِثْلَ ذَلِكَ، وَعَنْ يَسَارِهِ مِثْلَ ذَلِكَ، وَمِنْ خَلْفِهِ مِثْلَ ذَلِكَ، وَرَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ بَيْنَ أَظْهُرِنَا، وَعَلَيْهِ يَنْزِلُ الْقُرْآنُ، وَهُوَ يَعْلَمُ تَأْوِيلَهُ، فَمَا عَمِلَ بِهِ مِنْ شَيْءٍ عَمِلْنَا بِهِ، فَأَهَلَّ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ بِالتَّوْحِيدِ: لَبَّيْكَ اللَّهُمَّ لَبَّيْكَ، لَبَّيْكَ لاَ شَرِيكَ لَكَ لَبَّيْكَ، إِنَّ الْحَمْدَ وَالنِّعْمَةَ لَكَ وَالْمُلْكَ، لاَ شَرِيكَ لَكَ. وَأَهَلَّ النَّاسُ بِهَذَا الَّذِي يُهِلُّونَ بِهِ، فَلَمْ يَرُدَّ عَلَيْهِمْ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ شَيْئاً مِنْهُ، وَلَزِمَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ تَلْبِيَتَهُ. قَالَ جَابِرٌ: لَسْنَا نَنْوِي إِلاَّ الْحَجَّ، لَسْنَا نَعْرِفُ الْعُمْرَةَ، حَتَّى إِذَا أَتَيْنَا الْبَيْتَ مَعَهُ اسْتَلَمَ الرُّكْنَ فَرَمَلَ ثَلاَثًا وَمَشَى أَرْبَعاً، ثُمَّ تَقَدَّمَ إِلَى مَقَامِ إِبْرَاهِيمَ فَقَرَأَ: ( وَاتَّخِذُوا مِنْ مَقَامِ إِبْرَاهِيمَ مُصَلًّى ) فَجَعَلَ الْمَقَامَ بَيْنَهُ وَبَيْنَ الْبَيْتِ قَالَ: فَكَانَ أَبِي يَقُولُ: قَالَ ابْنُ نُفَيْلٍ وَعُثْمَانُ: وَلاَ أَعْلَمُهُ ذَكَرَهُ إِلاَّ عَنِ النَّبِيِّ r، قَالَ سُلَيْمَانُ: وَلاَ أَعْلَمُهُ إِلاَّ قَالَ: كان رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ، يَقْرَأُ فِي الرَّكْعَتَيْنِ بِـ ( قُلْ هُوَ اللهُ أَحَدٌ ) وَبِـ ( قُلْ يَا أَيُّهَا الْكَافِرُونَ ). ثُمَّ رَجَعَ إِلَى الْبَيْتِ فَاسْتَلَمَ الرُّكْنَ، ثُمَّ خَرَجَ مِنَ الْبَابِ إِلَى الصَّفَا، فَلَمَّا دَنَا مِنَ الصَّفَا قَرَأَ: ( إِنَّ الصَّفَا وَالْمَرْوَةَ مِنْ شَعَائِرِ اللَّهِ ) نَبْدَأُ بِمَا بَدَأَ اللَّهُ بِهِ. فَبَدَأَ بِالصَّفَا فَرَقِيَ عَلَيْهِ حَتَّى رَأَى الْبَيْتَ فَكَبَّرَ اللَّهَ وَوَحَّدَهُ وَقَالَ: لاَ إِلَهَ إِلاَّ اللَّهُ وَحْدَهُ، لاَ شَرِيكَ لَهُ، لَهُ الْمُلْكُ، وَلَهُ الْحَمْدُ، يُحْيِي وَيُمِيتُ، وَهُوَ عَلَى كُلِّ شَيْءٍ قَدِيرٌ، لاَ إِلَهَ إِلاَّ اللَّهُ وَحْدَهُ، أَنْجَزَ وَعْدَهُ، وَنَصَرَ عَبْدَهُ، وَهَزَمَ الأَحْزَابَ وَحْدَهُ. ثُمَّ دَعَا بَيْنَ ذَلِكَ، وَقَالَ مِثْلَ هَذَا ثَلاَثَ مَرَّاتٍ، ثُمَّ نَزَلَ إِلَى الْمَرْوَةِ، حَتَّى إِذَا انْصَبَّتْ قَدَمَاهُ رَمَلَ فِي بَطْنِ الْوَادِي، حَتَّى إِذَا صَعِدَ مَشَى حَتَّى أَتَى الْمَرْوَةَ، فَصَنَعَ عَلَى الْمَرْوَةِ مِثْلَ مَا صَنَعَ عَلَى الصَّفَا، حَتَّى إِذَا كَانَ آخِرُ الطَّوَافِ عَلَى الْمَرْوَةِ قَالَ: إِنِّي لَوِ اسْتَقْبَلْتُ مِنْ أَمْرِي مَا اسْتَدْبَرْتُ لَمْ أَسُقِ الْهَدْيَ، وَلَجَعَلْتُهَا عُمْرَةً، وَمَنْ كَانَ مِنْكُمْ لَيْسَ مَعَهُ هَدْيٌ فَلْيَحْلِلْ وَلْيَجْعَلْهَا عُمْرَةً. فَحَلَّ النَّاسُ كُلُّهُمْ وَقَصَّرُوا إِلاَّ النَّبِيَّ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ وَمَنْ كَانَ مَعَهُ هَدْيٌ، فَقَامَ سُرَاقَةُ بْنُ جُعْشُمٍ فَقَالَ: يَا رَسُولَ اللَّهِ، أَلِعَامِنَا هَذَا أَمْ لِلأَبَدِ؟ فَشَبَّكَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ أَصَابِعَهُ فِي الأُخْرَى ثُمَّ قَالَ: دَخَلَتِ الْعُمْرَةُ فِي الْحَجِّ. هَكَذَا مَرَّتَيْنِ: لاَ بَلْ لأَبَدِ أَبَدٍ، لاَ، بَلْ لأَبَدِ أَبَدٍ. قَالَ: وَقَدِمَ عَلِيٌّ مِنَ الْيَمَنِ بِبُدْنِ النَّبِيِّ r، فَوَجَدَ فَاطِمَةَ مِمَّنْ حَلَّ وَلَبِسَتْ ثِيَاباً صَبِيغاً وَاكْتَحَلَتْ، فَأَنْكَرَ عَلِيٌّ ذَلِكَ عَلَيْهَا، وَقَالَ: مَنْ أَمَرَكِ بِهَذَا؟ فَقَالَتْ: أَبِي، قال: وَكَانَ عَلِيٌّ يَقُولُ بِالْعِرَاقِ: ذَهَبْتُ إِلَى رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ مُحَرِّشاً عَلى فَاطِمَةَ فِي الأَمْرِ الَّذِي صَنَعَتْهُ، مُسْتَفْتِياً لِرَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ فِي الَّذِي ذَكَرَتْ عَنْهُ، فَأَخْبَرْتُهُ أَنِّي أَنْكَرْتُ ذَلِكَ عَلَيْهَا، فَقَالَتْ: إِنَّ أَبِي أَمَرَنِي بِهَذَا، فَقَالَ: صَدَقَتْ صَدَقَتْ. مَاذَا قُلْتَ حِينَ فَرَضْتَ الْحَجَّ؟ قَالَ: قُلْتُ: اللَّهُمَّ إِنِّي أُهِلُّ بِمَا أَهَلَّ بِهِ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ، قَالَ: فَإِنَّ مَعِيَ الْهَدْيَ، فَلاَ تَحْلِلْ. قَالَ: وَكَانَ جَمَاعَةُ الْهَدْيِ الَّذِي قَدِمَ بِهِ عَلِيٌّ مِنَ الْيَمَنِ وَالَّذِي أَتَى بِهِ النَّبِيُّ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ مِنَ الْمَدِينَةِ مِائَةً. فَحَلَّ النَّاسُ كُلُّهُمْ وَقَصَّرُوا، إِلاَّ النَّبِيَّ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ وَمَنْ كَانَ مَعَهُ هَدْيٌ. قَالَ: فَلَمَّا كَانَ يَوْمُ التَّرْوِيَةِ وَوَجَّهُوا إِلَى مِنًى أَهَلُّوا بِالْحَجِّ، فَرَكِبَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ فَصَلَّى بِمِنًى الظُّهْرَ وَالْعَصْرَ وَالْمَغْرِبَ وَالْعِشَاءَ وَالصُّبْحَ، ثُمَّ مَكَثَ قَلِيلاً حَتَّى طَلَعَتِ الشَّمْسُ، وَأَمَرَ بِقُبَّةٍ لَهُ مِنْ شَعَرٍ فَضُرِبَتْ بِنَمِرَةَ، فَسَارَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ، وَلاَ تَشُكُّ قُرَيْشٌ أَنَّ رَسُولَ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ وَاقِفٌ عِنْدَ الْمَشْعَرِ الْحَرَامِ بِالْمُزْدَلِفَةِ كَمَا كَانَتْ قُرَيْشٌ تَصْنَعُ فِي الْجَاهِلِيَّةِ، فَأَجَازَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ حَتَّى أَتَى عَرَفَةَ فَوَجَدَ الْقُبَّةَ قَدْ ضُرِبَتْ لَهُ بِنَمِرَةَ فَنَزَلَ بِهَا، حَتَّى إِذَا زَاغَتِ الشَّمْسُ أَمَرَ بِالْقَصْوَاءِ فَرُحِلَتْ لَهُ، فَرَكِبَ حَتَّى أَتَى بَطْنَ الْوَادِي، فَخَطَبَ النَّاسَ فَقَالَ: إِنَّ دِمَاءَكُمْ وَأَمْوَالَكُمْ عَلَيْكُمْ حَرَامٌ، كَحُرْمَةِ يَوْمِكُمْ هَذَا، فِي شَهْرِكُمْ هَذَا، فِي بَلَدِكُمْ هَذَا، أَلاَ إِنَّ كُلَّ شَيْءٍ مِنْ أَمْرِ الْجَاهِلِيَّةِ تَحْتَ قَدَمَيَّ مَوْضُوعٌ، وَدِمَاءُ الْجَاهِلِيَّةِ مَوْضُوعَةٌ، وَأَوَّلُ دَمٍ أَضَعُهُ دِمَاؤُنَا: دَمُ، قَالَ عُثْمَانُ: دَمُ ابْنِ رَبِيعَةَ، وَقَالَ سُلَيْمَانُ: دَمُ رَبِيعَةَ بْنِ الْحَارِثِ بْنِ عَبْدِ الْمُطَّلِبِ، وَقَالَ بَعْضُ هَؤُلاَءِ: كَانَ مُسْتَرْضَعاً فِي بَنِي سَعْدٍ، فَقَتَلَتْهُ هُذَيْلٌ، وَرِبَا الْجَاهِلِيَّةِ مَوْضُوعٌ، وَأَوَّلُ رِبًا أَضَعُ رِبَانَا: رِبَا عَبَّاسِ بْنِ عَبْدِ الْمُطَّلِبِ، فَإِنَّهُ مَوْضُوعٌ كُلُّهُ، اتَّقُوا اللَّهَ فِي النِّسَاءِ، فَإِنَّكُمْ أَخَذْتُمُوهُنَّ بِأَمَانَةِ اللَّهِ، وَاسْتَحْلَلْتُمْ فُرُوجَهُنَّ بِكَلِمَةِ اللهِ، وَإِنَّ لَكُمْ عَلَيْهِنَّ أَنْ لاَ يُوطِئْنَ فُرُشَكُمْ أَحَداً تَكْرَهُونَهُ، فَإِنْ فَعَلْنَ فَاضْرِبُوهُنَّ ضَرْباً غَيْرَ مُبَرِّحٍ، وَلَهُنَّ عَلَيْكُمْ رِزْقُهُنَّ وَكِسْوَتُهُنَّ بِالْمَعْرُوفِ، وَإِنِّي قَدْ تَرَكْتُ فِيكُمْ مَا لَنْ تَضِلُّوا بَعْدَهُ إِنِ اعْتَصَمْتُمْ بِهِ: كِتَابَ اللَّهِ، وَأَنْتُمْ مَسْئُولُونَ عَنِّي فَمَا أَنْتُمْ قَائِلُونَ؟ قَالُوا: نَشْهَدُ أَنَّكَ قَدْ بَلَّغْتَ وَأَدَّيْتَ وَنَصَحْتَ، ثُمَّ قَالَ بِأُصْبُعِهِ السَّبَّابَةِ يَرْفَعُهَا إِلَى السَّمَاءِ وَيَنْكِتهَا إِلَى النَّاسِ: اللَّهُمَّ اشْهَدْ، اللَّهُمَّ اشْهَدْ، اللَّهُمَّ اشْهَدْ. ثُمَّ أَذَّنَ بِلاَلٌ، ثُمَّ أَقَامَ فَصَلَّى الظُّهْرَ، ثُمَّ أَقَامَ فَصَلَّى الْعَصْرَ وَلَمْ يُصَلِّ بَيْنَهُمَا شَيْئاً، ثُمَّ رَكِبَ الْقَصْوَاءَ حَتَّى أَتَى الْمَوْقِفَ فَجَعَلَ بَطْنَ نَاقَتِهِ الْقَصْوَاءَ إِلَى الصَّخَرَاتِ، وَجَعَلَ حَبْلَ الْمُشَاةِ بَيْنَ يَدَيْهِ، فَاسْتَقْبَلَ الْقِبْلَةَ، فَلَمْ يَزَلْ وَاقِفاً حَتَّى غَرَبَتِ الشَّمْسُ وَذَهَبَتِ الصُّفْرَةُ قَلِيلاً حِينَ غَابَ الْقُرْصُ، وَأَرْدَفَ أُسَامَةَ خَلْفَهُ، فَدَفَعَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ وَقَدْ شَنَقَ لِلْقَصْوَاءِ الزِّمَامَ حَتَّى إِنَّ رَأْسَهَا لَيُصِيبُ مَوْرِكَ رَحْلِهِ، وَهُوَ يَقُولُ بِيَدِهِ الْيُمْنَى: السَّكِينَةَ أَيُّهَا النَّاسُ، السَّكِينَةَ أَيُّهَا النَّاسُ. كُلَّمَا أَتَى حَبْلاً مِنَ الْحِبَالِ أَرْخَى لَهَا قَلِيلاً حَتَّى تَصْعَدَ، حَتَّى أَتَى الْمُزْدَلِفَةَ فَجَمَعَ بَيْنَ الْمَغْرِبِ وَالْعِشَاءِ بِأَذَانٍ وَاحِدٍ وَإِقَامَتَيْنِ. قَالَ عُثْمَانُ: وَلَمْ يُسَبِّحْ بَيْنَهُمَا شَيْئاً، ثُمَّ اتَّفَقُوا، ثُمَّ اضْطَجَعَ رَسُولُ اللهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ حَتَّى طَلَعَ الْفَجْرُ، فَصَلَّى الْفَجْرَ حِينَ تَبَيَّنَ لَهُ الصُّبْحُ. قَالَ سُلَيْمَانُ: بِنِدَاءٍ وَإِقَامَةٍ، ثُمَّ اتَّفَقُوا، ثُمَّ رَكِبَ الْقَصْوَاءَ حَتَّى أَتَى الْمَشْعَرَ الْحَرَامَ فَرَقِيَ عَلَيْهِ، قَالَ عُثْمَانُ وَسُلَيْمَانُ: فَاسْتَقْبَلَ الْقِبْلَةَ، فَحَمِدَ اللَّهَ وَكَبَّرَهُ وَهَلَّلَهُ، زَادَ عُثْمَانُ: وَوَحَّدَهُ. فَلَمْ يَزَلْ وَاقِفاً حَتَّى أَسْفَرَ جِدًّا، ثُمَّ دَفَعَ رَسُولُ اللهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ قَبْلَ أَنْ تَطْلُعَ الشَّمْسُ، وَأَرْدَفَ الْفَضْلَ بْنَ عَبَّاسٍ، وَكَانَ رَجُلاً حَسَنَ الشَّعْرِ أَبْيَضَ وَسِيماً، فَلَمَّا دَفَعَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ مَرَّ الظُّعُنُ يَجْرِينَ، فَطَفِقَ الْفَضْلُ يَنْظُرُ إِلَيْهِنَّ، فَوَضَعَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ يَدَهُ عَلَى وَجْهِ الْفَضْلِ، وَصَرَفَ الْفَضْلُ وَجْهَهُ إِلَى الشِّقِّ الآخَرِ، وَحَوَّلَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ يَدَهُ إِلَى الشِّقِّ الآخَرِ، وَصَرَفَ الْفَضْلُ وَجْهَهُ إِلَى الشِّقِّ الآخَرِ يَنْظُرُ حَتَّى أَتَى مُحَسِّراً فَحَرَّكَ قَلِيلاً، ثُمَّ سَلَكَ الطَّرِيقَ الْوُسْطَى الَّذِي يُخْرِجُكَ إِلَى الْجَمْرَةِ الْكُبْرَى، حَتَّى أَتَى الْجَمْرَةَ الَّتِي عِنْدَ الشَّجَرَةِ، فَرَمَاهَا بِسَبْعِ حَصَيَاتٍ، يُكَبِّرُ مَعَ كُلِّ حَصَاةٍ مِنْهَا بِمِثْلِ حَصَى الْخَذْفِ، فَرَمَى مِنْ بَطْنِ الْوَادِي، ثُمَّ انْصَرَفَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ إِلَى الْمَنْحَرِ، فَنَحَرَ بِيَدِهِ ثَلاَثاً وَسِتِّينَ، وَأَمَرَ عَلِيًّا فَنَحَرَ مَا غَبَرَ، يَقُولُ: مَا بَقِيَ، وَأَشْرَكَهُ فِي هَدْيِهِ، ثُمَّ أَمَرَ مِنْ كُلِّ بَدَنَةٍ بِبَضْعَةٍ، فَجُعِلَتْ فِي قِدْرٍ، فَطُبِخَتْ فَأَكَلاَ مِنْ لَحْمِهَا وَشَرِبَا مِنْ مَرَقِهَا. قَالَ سُلَيْمَانُ: ثُمَّ رَكِبَ، ثُمَّ أَفَاضَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ إِلَى الْبَيْتِ فَصَلَّى بِمَكَّةَ الظُّهْرَ، ثُمَّ أَتَى بَنِي عَبْدِ الْمُطَّلِبِ وَهُمْ يَسْقُونَ عَلَى زَمْزَمَ فَقَالَ: انْزِعُوا بَنِي عَبْدِ الْمُطَّلِبِ، فَلَوْلاَ أَنْ يَغْلِبَكُمُ النَّاسُ عَلَى سِقَايَتِكُمْ لَنَزَعْتُ مَعَكُمْ. فَنَاوَلُوهُ دَلْواً فَشَرِبَ مِنْهُ.
Джа‘фар ибн Мухаммад передаёт от своего отца: «Мы зашли к Джабиру ибн ‘Абдуллаху [, на тот момент он был уже слеп], и когда мы пришли к нему, он стал спрашивать о пришедших [, дабы отдать им должное], пока не дошёл до меня. Я сказал: “Я сын ‘Али ибн Хусейна”. И он протянул руку к моей голове, а потом расстегнул верхнюю пуговицу моей рубахи, а потом и нижнюю и положил руку мне на грудь. Я тогда был юным. Он сказал: “Добро пожаловать тебе, о сын брата моего. Спрашивай, о чём хочешь” [, оказывая тем самым свое почтение члену семьи Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха]. И я спросил его — а он к тому времени уже ослеп. Настало время молитвы, и он встал, положив на плечи свёрнутую ткань — каждый раз когда он набрасывал её на плечи, концы её сползали с него, так мала она была. Он совершил с нами молитву, а плащ его при этом висел рядом с ним на вешалке. И я попросил его: “Расскажи мне о хадже Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха”». И Джабир сделал знак рукой, показывая девять, и сказал: «Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, провёл девять лет, не совершая хаджа, и только потом велел объявить людям, что в этом году Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, отправляется в хадж, и в Медину прибыло много людей — все они желали совершить хадж, следуя примеру Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, и делать то, что будет делать он. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, отправился в путь, и мы отправились вместе с ним. Когда мы дошли до Зу-ль-Хуляйфы, Асма бинт ‘Умайс родила Мухаммада ибн Абу Бакра и отправила к Посланнику Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, человека спросить, как ей быть. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: “Соверши полное омовение, подвяжись тканью и входи в состояние ихрама”. Затем Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, совершил молитву в мечети и сел на Касву, и, когда верблюдица вышла к Байде…». Джабир сказал: «И я посмотрел, насколько хватало глаз: перед ним ехали и шли люди, и справа от него, и слева, и позади. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, был среди нас и ему ниспосылался Коран, и он знал его толкование, и что бы он ни делал, мы делали то же самое… Он произнёс тальбию со словами единобожия: “Вот я перед Тобой, о Аллах, вот я перед Тобой, вот я перед Тобой, нет у Тебя сотоварища, вот я перед Тобой, поистине, хвала Тебе, и милость принадлежит Тебе, и владычество, нет у Тебя сотоварища! (Ляббай-ка, Аллахумма, ляббай-ка, ляббай-ка, ля шарика ля-ка, ляббай-ка, инна-ль-хамда, ва-н-ни‘мата ля-ка ва-ль-мульк, ля шарикя ля-ка!) Люди произнесли каждый свою тальбию, и Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, не осуждал их ни за что из произнесённого ими, а сам Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, придерживался своей тальбии». Джабир сказал: «Мы собирались совершить хадж и ничего не знали об ‘умре*. А когда мы подошли к Дому, Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, прикоснулся к йеменскому углу, три раза обошёл вокруг Каабы быстрым шагом и четыре раза — медленным. Затем он подошёл к месту стояния Ибрахима и прочитал: “И сделайте место стояния Ибрахима местом молитвы”. Он встал между местом стояния и Каабой и совершил молитву в два рак‘ата». Передатчик сказал: «Мой отец сказал, что Ибн Нуфайль и ‘Усман говорили: “И мне неизвестно, чтобы [Джабир] передавал это от кого-то, кроме Пророка, мир ему и благословение Аллаха”». [Передатчик] Сулейман сказал: «Я знаю только, что [Джабир] сказал: “Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, читал в этих двух ракатах “Скажи: Он — Аллах Единственный” и “Скажи: о неверующие”. Затем он вернулся к Каабе и прикоснулся к йеменскому углу. Затем он вышел из ворот к холму Сафа и, подойдя к нему, прочитал: “‹Воистину, Сафа и Марва — одни из обрядовых знамений Аллаха…› (2:158). Мы начинаем с того, с чего начал Аллах”. И он начал с холма Сафа, поднявшись на него так, чтобы ему был виден Дом, и стал говорить: “Аллах Велик”, “Нет божества, кроме Аллаха”, и сказал: “Нет божества, кроме одного лишь Аллаха, у Которого нет сотоварищей. Ему принадлежит власть и Ему хвала, Он оживляет и умерщвляет, и Он всё может. Нет божества, кроме Одного лишь Аллаха. Он исполнил Своё обещание, помог Своему рабу и Он Один разбил сонмы (Ля иляха илля-Ллаху ва-Ллаху акбар. Ля иляха илля-Ллаху вахда-ху ля шарика ля-ху; ля-ху-ль-мульку, ва ля-ху-ль-хамду йухйи ва йумиту, ва хува ‘аля кулли шай’ин кадир. Ля иляха илля-Ллаху вахда-ху, анджаза ва‘да-ху, ва насара ‘абда-ху, ва хазама-ль-ахзаба вахда-ху). Затем Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, обратился к Аллаху с мольбами. Так он проделал трижды, после чего спустился к холму Марва и пересёк долину полубегом, а потом снова шагом поднялся на холм Марва. На Марве он проделал то же самое, что и на Сафе. Возвратившись к холму Марва в последний раз, он сказал: “Если бы я мог повернуть время вспять, я не стал бы гнать жертвенный скот и превратил бы это в ‘умру… Кто из вас не гнал жертвенный скот, пусть снимет ихрам и пусть это будет для него ‘умра”. Тогда все люди сняли ихрам и укоротили волосы, кроме Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, и тех, кто гнал жертвенный скот. Тогда поднялся Сурака ибн Джу‘шум и сказал: “О Посланник Аллаха! Это только на этот год или навсегда?” Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, соединил пальцы, положив их друг на друга, и сказал: “‘Умра вошла в хадж”, и потом повторил дважды: “Нет, это навсегда. Это на веки вечные. Нет, это навсегда. Это на веки вечные”. После этого из Йемена прибыл ‘Али ибн Абу Талиб, который гнал жертвенный скот Пророка, мир ему и благословение Аллаха. Он обнаружил, что Фатыма, да будет доволен ею Аллах, сняла ихрам вместе с остальными, надела окрашенную одежду и подвела глаза сурьмой. Али, да будет доволен им Аллах, осудил её за это и спросил: “Кто велел тебе поступить так?” Она ответила: “Мой отец”. Позже в Ираке ‘Али рассказывал: “И я отправился, недовольный, спросить об этом Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, и сообщил ему о том, за что я упрекнул её, и о том, что она говорит: мол, отец велел мне поступить так. Он ответил: ‹Она говорит правду, она говорит правду… Что ты сказал, объявляя о намерении совершить хадж?› ‘Али ответил: ‹Я сказал: о Аллах, я намереваюсь совершить такое же паломничество, что и Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха›. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: ‹Со мной жертвенный скот. Не снимай же ихрам›. Всего было сто голов скота: того, что ‘Али пригнал из Йемена, и того, что гнал с собой Пророк, мир ему и благословение Аллаха, из Медины. Люди сняли ихрам и укоротили волосы, кроме Пророка, мир ему и благословение Аллаха, и тех, у кого был жертвенный скот. В восьмой день зу-ль-хиджжи они направились в долину Мина и там произнесли тальбию для хаджа. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, ехал верхом. В Мине он совершил полуденную (зухр) и послеполуденную молитвы (‘аср), закатную (магриб) и вечернюю (‘иша), а также утреннюю (фаджр). Потом, подождав немного, пока взойдёт солнце, велел поставить себе палатку, и её поставили в Намире. Затем Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, двинулся в путь. Курайшиты не сомневались, что он остановится у “аль-маш‘ар аль-харам”, как всегда поступали курайшиты во времена невежества. Однако Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, проехал дальше, нигде не задерживаясь. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, прибыл на ‘Арафат и остановился там. Увидев палатку, которую поставили ему в Намире, он оставался в ней. Когда солнце начало клониться к горизонту, он велел подготовить Касву, и её привели к нему, и он ехал, пока не достиг дна долины. Там он обратился к людям, сказав: “Поистине, ваша жизнь и ваше имущество должны быть для вас столь же священными, сколь священным является этот ваш день в этом вашем месяце в этой вашей земле. Поистине, отменяется всё, что было во времена невежества, и отменяется месть за кровь, пролитую во времена невежества, и прежде всего я отменяю месть за кровь Ибн Раби‘а [или: Раби‘а ибн аль-Хариса ибн ‘Абду-ль-Мутталиба], находившегося на вскармливании в племени бану Са‘д и убитого хузайлитами. И отменяется ростовщичество времён невежества, как и все расчёты по взятому у ростовщиков в долг, и прежде всего я отменяю всё то, что люди задолжали аль-‘Аббасу ибн ‘Абду-ль-Мутталибу. Всё это отменено. И бойтесь Аллаха в том, что касается женщин, ибо взяли вы их как то, что доверено вам Аллахом, и сделали их дозволенными для себя по слову Аллаха. Вы вправе требовать от них, чтобы они не позволяли садиться на ваши ложа тем, кто вам не по душе, а если они сделают это, то можете ударить их, но не сильно, они же вправе требовать от вас, чтобы вы кормили и одевали их согласно обычаю. Я оставил вам то, благодаря чему вы никогда не собьётесь с пути, если будете крепко держаться этого, — Книгу Аллаха. Что вы будете говорить, когда вас станут спрашивать обо мне?” Люди ответили: “Мы засвидетельствуем, что ты довёл, выполнил и дал добрые наставления”. После этого Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, поднял к небу указательный палец, а затем указал им на людей и воскликнул: “О Аллах, засвидетельствуй! О Аллах, засвидетельствуй! О Аллах, засвидетельствуй!” Затем Биляль прокричал азан и произнёс икамат, и Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, совершил полуденную молитву (зухр), а затем тот произнёс икамат, и он совершил послеполуденную (‘аср). Между этими двумя молитвами он не молился. Затем он сел на Касву. Прибыв на место стояния [на ‘Арафате], он повернул свою верблюдицу Касву в сторону камней, которые лежат у подножия горы Ар-Рахма, так, что дорога, по которой проходили люди, оказалась перед ним, и обратился лицом к кыбле. Он стоял так до заката, пока солнце не скрылось за горизонтом, а желтизна неба не стала менее яркой, и тогда он посадил в седло позади себя Усаму и отправился в путь. При этом он натянул поводья верблюдицы так, что её голова касалась края седла. Правой рукой он сделал людям знак успокоиться. Каждый раз, подъезжая к холму, он ослаблял поводья, пока поднимался на него. Так продолжалось, пока он не добрался до Муздалифы. Там он соединил закатную (магриб) и вечернюю (‘иша) молитву с одним азаном и двумя икаматами, не совершая между ними никаких дополнительных молитв. Затем он лёг, а с наступлением времени утренней молитвы (фаджр) он совершил её, когда начало светать, с азаном и икаматом. Затем он сел на Касву и отправился к “аль-маш‘ар аль-харам” (горе Кузах на территории Муздалифы). Поднявшись на неё, он повернулся в сторону кыбли и произнёс слова “Хвала Аллаху”, “Аллах Велик” и “Нет божества, кроме Аллаха”. Когда совсем рассвело, Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, тронулся в путь до восхода солнца. В седло позади себя он посадил аль-Фадля ибн аль-‘Аббаса, а он был мужчиной с хорошими волосами, светлокожим и красивым. И когда Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, отправился в путь, он проехал мимо женщин, и аль-Фадль стал смотреть на них. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, возложил руку на лицо аль-Фадля, и тот отвернулся в другую сторону. А потом Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, возложил другую руку на лицо аль-Фадля и тот повернулся обратно. Дойдя до долины Мухассир, Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, начал подгонять верблюдицу и поехал по дороге, которая вела к большому столбу. Он подошёл к столбу, что возле дерева, и бросил в него семь камешков, произнося при каждом броске: “Аллах Велик”. А это были мелкие камешки. Он бросал со дна долины. Затем он отправился к месту жертвоприношения, зарезал шестьдесят три жертвенных верблюда и велел ‘Али зарезать оставшихся, поделившись с ним жертвенными животными. Затем он велел отрезать от каждой туши по куску и сварить мяса. Мясо положили в котёл и сварили, и они поели мяса и попили бульона. Затем Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, вернулся в Мекку верхом, совершил предпрощальный обход вокруг Каабы (таваф аль-ифада), совершил в Мекке полуденную молитву (зухр), а потом подошёл к людям из бану ‘Абду-ль-Мутталиб, поившим паломников водой из Замзама, и сказал: “Черпайте, о бану ‘Абду-ль-Мутталиб, я бы и сам черпал воду вместе с вами, если бы люди не стали бороться с вами за право поения” **. Тогда они передали ему бадью с водой, и он напился из неё».
عَنْ جَابِرٍ قَالَ: ثُمَّ قَالَ النَّبِيُّ r: قَدْ نَحَرْتُ هَا هُنَا، وَمِنًى كُلُّهَا مَنْحَرٌ. وَوَقَفَ بِعَرَفَةَ فَقَالَ: قَدْ وَقَفْتُ هَا هُنَا، وَعَرَفَةُ كُلُّهَا مَوْقِفٌ. وَوَقَفَ فِي الْمُزْدَلِفَةِ فَقَالَ: قَدْ وَقَفْتُ هَا هُنَا، وَمُزْدَلِفَةُ كُلُّهَا مَوْقِفٌ. عَنْ جَعْفَرٍ، بِإِسْنَادِهِ، زَادَ: فَانْحَرُوا فِي رِحَالِكُمْ. عَنْ جَابِرٍ، فَذَكَرَ هَذَا الْحَدِيثَ، وَأَدْرَجَ فِي الْحَدِيثِ عِنْدَ قَوْلِهِ ( وَاتَّخِذُوا مِنْ مَقَامِ إِبْرَاهِيمَ مُصَلًّى ) قَالَ: فَقَرَأَ فِيهَا بِالتَّوْحِيدِ وَ ( قُلْ يَا أَيُّهَا الْكَافِرُونَ ). وَقَالَ فِيهِ: قَالَ عَلِيٌّ بِالْكُوفَةِ، قَالَ أَبِي: هَذَا الْحَرْفُ لَمْ يَذْكُرْهُ جَابِرٌ، فَذَهَبْتُ مُحَرِّشاً. وَذَكَرَ قِصَّةَ فَاطِمَةَ رَضِيَ اللَّهُ عَنْهَا.
Джабир [ибн ‘Абдуллах], да будет доволен Аллах им и его отцом, передаёт, что Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Я зарезал жертвенный скот вот здесь, однако вся Мина является местом жертвоприношения». Когда он стоял на ‘Арафате, он сказал: «Я встал вот здесь, однако весь ‘Арафат является местом стояния». А стоя в Муздалифе он сказал: «Я встал вот здесь, однако вся Муздалифа является местом стояния»*. А в другой версии хадиса от Джа‘фара [ибн Мухаммада] имеется добавление: «И режьте животных возле вашей поклажи». Передатчик хадиса Джабир [ибн ‘Абдуллах], да будет доволен Аллах им и его отцом, ввёл в него после слов «И сделайте место стояние Ибрахима местом молитвы» (2:125) свои слова: И он читал в этих двух рак‘атах суры о единобожии и “Скажи: о вы, неверующие”. В этом хадисе он сказал, что ‘Али, да будет доволен им Аллах, сказал это в Куфе. Передатчик сказал: «Мой отец сказал: “Джабир не упоминал об этом”». Он продолжает: «И я ушёл рассерженный…» И он пересказал историю Фатымы, да будет доволен ею Аллах**.